Библия, изложенная для семейного чтения. Царствование Давида (1055–1015 до Р. Х) продолжение

0 комментариев | Обсудить
09.01.2018 | Категории: Без рубрики

2       
        Библия, изложенная для семейного чтения. Царствование Давида (1055–1015 до Р. Х) продолжение
       
        После смерти дорогого младенца и другие бедствия посетили Давида и не отходили от дома его. Сын царя — Амнон, оскорбив свою сестру Фамарь (от другой жены своего отца), был убит за это братом ее Авессаломом, который после того скрылся из дома своего и убежал к царю Гессурскому Фалмаю и пробыл там три года. Царь Давид, любящий детей, сильно опечалился этим злом в своем доме, и всю остальную жизнь не переставал оплакивать любимого сына, первенца Амнона. По возвращении Авессалома в Иерусалим, Давид, хотя и простил, долго не хотел видеть его. Между тем от этого сына ему предстояло новое тяжкое испытание.
       
        Честолюбивый, вкрадчивый и мстительный Авессалом задумал восстановить народ против отца и преуспел в этом деле. «Народ, поверивший клеветам его на Давида и прельщенный разными обещаниями Авессалома, стекался и умножался вокруг него. Пришел вестник к Давиду и сказал: сердце Израильтян уклонилось на сторону Авессалома. И сказал Давид всем слугам своим, которые были при нем в Иерусалиме: встаньте, убежим, ибо не будет нам спасения от Авессалома; спешите, чтобы нам уйти, чтоб он не застиг и не захватил нас, и не навел на нас беды и не истребил города мечом».

«Во всем, что угодно господину нашему царю, — отвечали слуги, — мы — рабы твои».

«И вышел царь и весь дом его за ним пешком». Оказались преданными ему и сопровождали его шестьсот человек из филистимского города Гефа. «И плакала вся земля громким голосом. И царь перешел поток Кедрон; и пошел за ним народ по дороге к пустыне».

Священники Садок и Авиафар и все левиты собрались также в путь вместе с царем, неся пред ним ковчег Божий, но Давид приказал возвратить его в город и поставить на свое место, говоря: «Если я обрету милость пред очами Господа, то Он возвратит меня и даст мне видеть его и жилище его. А если Он скажет так: нет Моего благоволения к тебе, то вот я; пусть творит со мною, что Ему благоугодно».

«И возвратили Садок и Авиафар ковчег Божий в Иерусалим, и остались там. А Давид пошел на гору Елеонскую, шел и плакал; голова у него была покрыта; он шел босой, и все люди, бывшие с ним, покрыли каждый голову свою, шли и плакали».

В это время донесли Давиду, что лучший советник его Ахитофел оказался также в числе заговорщиков с Авессаломом. Но с беспредельной кротостью относился Давид ко всем оскорблениям, которые одно за другим поражали его. Так отнесся он и к Семею, дальнему родственнику Саула, который воспользовался прискорбным положением царя и поспешил присоединиться к его врагам. Встретив Давида, когда он приблизился к Бахуриму, Семей вышел оттуда и злословил царя. «Уходи, уходи, убийца и беззаконник! — кричал он ему и бросал камнями в Давида и всех слуг его. — Господь обратил на тебя всю кровь дома Саулова, вместо которого ты воцарился, и предал Господь царство в руки Авессалома, сына твоего; и вот, ты в беде, ибо ты — кровопийца».

Когда же Авесса, приближенный царя Давида, хотел убить дерзкого оскорбителя своего государя, то Давид воспретил ему нанести даже малейшее зло восставшему против него. «Что мне и вам, сыны Саруины? — сказал он. — Оставьте его, пусть он злословит, ибо Господь повелел ему злословить Давида. Кто же может сказать: зачем ты так делаешь? Вот, если мой сын ищет души моей, тем больше сын Вениамитянина; оставьте его, пусть злословит, ибо Господь повелел ему; может быть, Господь призрит на уничижение мое, и воздаст мне Господь благостью за теперешнее его злословие».

Незлобие, смирение, безусловная преданность воле Божией, которую проявил Давид во время тяжких испытаний, принимаемых им, как воздаяние за его согрешения, с неподражаемым красноречием излились во многих псалмах, которые относятся к этому времени его жизни. Таковы, например, 5, 10, 25, 40, 54, 57, 63, 139-й и другие десять псалмов: 4, 22, 24, 26, 27, 36, 60, 61, 85 и 140-й[1]. В псалме же 142-м с особенной ясностью выражается состояние души царя Давида в то время, когда он страдал от преследований сына своего Авессалома.

Между тем Авессалом продолжал вооружаться против отца своего. Хусий архитянин, друг Давида, которому Давид поручил оставаться в Иерусалиме, чтобы уведомлять его обо всем происходившем там, предупредил царя, чтобы он перебрался за Иордан. «И встал Давид и все люди, бывшие с ним, и перешли Иордан»; и пришел Давид в Маханаим (Галаадский), где встретил много преданных ему людей, которые снабдили разными припасами его и людей, бывших при нем, «ибо говорили они: народ голоден и утомлен и терпел жажду в пустыне».

Давид осмотрел людей, бывших с ним, и поставил над ними тысяченачальников и сотников. Он доверил начальство над ними Иоаву, Авессе и Еффею Гефянину, и сам хотел выступить с ними. Но преданные ему люди удержали его, говоря: «Если мы и побежим, если и умрет половина из нас, то на это не обратят внимания, а ты один то же, что нас десять тысяч. Итак для нас лучше, чтобы ты помогал нам из города». Поэтому Давид остался.

«И стал царь у ворот, и весь народ выходил по сотням и по тысячам. И приказал царь Иоаву и Авессе и Еффею, говоря: сберегите мне отрока Авессалома. И вышли люди в поле навстречу Израильтянам, и было сражение в лесу Ефремовом», которое распространилось по всей той стране, «и лес погубил народа больше, чем сколько истребил меч, в тот день».

«И встретился Авессалом с рабами Давидовыми; он был на муле. Когда мул вбежал с ним под ветви большого дуба, то Авессалом запутался волосами в ветвях дуба и повис между небом и землею, а мул бывший под ним, убежал».

Когда донесли об этом Иоаву, то, несмотря на просьбу царя о своем сыне, он «взял в руки три стрелы и вонзил их в сердце Авессалома, который еще был жив на дубе».

«И окружили Авессалома десять отроков, оруженосцев Иоава, и поразили и умертвили его. И затрубил Иоав трубою, и возвратились люди из погони за Израилем, ибо Иоав щадил народ. И взяли Авессалома, и бросили его в лесу в глубокую яму, и наметали над ним огромную кучу камней. И все Израильтяне разбежались, каждый в шатер свой».

Когда весть о таком исходе сражения дошла до царя Давида, то смутился он «и пошел в горницу над воротами, и плакал, и когда шел, говорил так: сын мой Авессалом! сын мой, сын мой Авессалом! о, кто дал бы мне умереть вместо тебя, Авессалом, сын мой!»

Из-за этой скорби и плача царя о своем сыне победа того дня обратилась в плач и для всего народа. «И входил тогда народ в город украдкой, как крадутся люди стыдящиеся, которые во время сражения обратились в бегство. А царь закрыл лице свое и громко взывал: сын мой Авессалом! Авессалом, сын мой, сын мой!»

«И пришел Иоав к царю в дом и сказал: ты в стыд привел сегодня всех слуг твоих, спасших ныне жизнь твою и жизнь сыновей и дочерей твоих; ты любишь ненавидящих тебя и ненавидишь любящих тебя, ибо ты показал сегодня, что ничто для тебя и вожди и слуги; сегодня я узнал, что если бы Авессалом остался жив, а мы все умерли, то тебе было бы приятнее; итак встань, выйди и поговори к сердцу рабов твоих, ибо клянусь Господом, что, если ты не выйдешь, в эту ночь не останется у тебя ни одного человека; и это будет для тебя хуже всех бедствий, какие находили на тебя от юности твоей доныне».

Царь обратил внимание на это предупреждение своего военачальника и «встал и сел у ворот, а всему народу возвестили, что царь сидит у ворот. И пришел весь народ пред лице царя».

Израильтяне же, разбежавшиеся сначала по шатрам своим, решили, что теперь, по смерти Авессалома, нечего медлить возвратить царя, сами положили между собой возвратить на царство Давида. Таким образом, кончилось восстание, поднятое Авессаломом, и мятежники усмирились, но в это время явился другой возмутитель — Савей, из рода Саулова, увлекший за собой все колена израилевы, кроме Иудина. Впрочем, и это возмущение было скоро усмирено, и Савей был казнен по решению самого народа.

Прекратились преследования Давида его врагами, но не был он избавлен от бедствий. В остальные годы жизни: «был голод на земле его три года, год за годом»; потом снова разгорелась война с филистимлянами, «и вышел Давид и слуги его с ним, и воевали с Филистимлянами; и Давид утомился». И не участвовал уже лично в следующих войнах, так как народ не допустил его, говоря: «Не выйдешь ты больше с нами на войну, чтобы не угас светильник Израиля». Но когда кончились эти войны славными победами и Господь избавил царя Давида от всех врагов его, то воспел он Богу хвалу, в которой излил благодарные чувства за всемогущее хранение и чудную помощь Божию, сопровождавших его неизменно во всю жизнь его. «Господь — твердыня моя и крепость моя и избавитель мой. Бог мой — скала моя; на Него я уповаю; щит мой, рог спасения моего, ограждение мое и убежище мое; Спаситель мой, от бед Ты избавил меня!»

Однажды Давид навлек на себя гнев Божий таким образом: не получив благословения свыше, и забыв, что сила народа не в многочисленности, а в помощи Божией, Давид вздумал пересчитать народ Израиля. «И сказал царь Иоаву военачальнику, который был при нем: пройди по всем коленам Израилевым (и Иудиным) от Дана до Вирсавии, и исчислите народ, чтобы мне знать число народа. И сказал Иоав царю: Господь Бог твой да умножит столько народа, сколько есть, и еще во сто раз столько, а очи господина моего царя да увидят это; но для чего господин мой царь желает этого дела? Но слово царя Иоаву и военачальникам превозмогло; и пошел Иоав с военачальниками от царя считать народ Израильский. И обошли всю землю и пришли чрез девять месяцев и двадцать дней в Иерусалим. И подал Иоав список народной переписи царю; и оказалось, что Израильтян было восемьсот тысяч мужей сильных, способных к войне, а Иудеян пятьсот тысяч.

И вздрогнуло сердце Давидово после того, как он сосчитал народ. И сказал Давид Господу: тяжко согрешил я, поступив так; и ныне молю Тебя, Господи, прости грех раба Твоего, ибо крайне неразумно поступил я».

К Давиду пришел на следующее утро пророк Гад и сказал ему от лица Господа: «Три наказания предлагаю Я тебе; выбери себе одно из них, которое совершилось бы над тобою»: семь ли лет голода в царстве твоем, или три месяца войны, или три дня моровой язвы?

«Тяжело мне очень, — отвечал Давид пророку, — но пусть впаду я в руки Господа, ибо велико милосердие Его; только бы в руки человеческие не впасть мне».

И избрал себе Давид моровую язву во время жатвы пшеницы. «И послал Господь моровую язву на Израильтян от утра до назначенного времени».

Во время этой моровой язвы, истребившей до семидесяти тысяч народа, царь Давид снова высказал любовь свою к израильтянам и глубокое смирение свое в молитве, в которой он просил Бога, чтобы «учше рука Божия обратилась на него и на дом отца его, чем на невинный народ. «Вот, я согрешил, я пастырь поступил беззаконно, — сознавался он пред Богом, — а эти овцы, что сделали они?»

«И умилостивился Господь над страною, и прекратилось поражение Израильтян». А Давид, по слову пророка Гада, «соорудил жертвенник Господу и принес всесожжения и мирные жертвы Господу» на гумне Орны Иевусеянина в том месте, где остановился истребляющий иудеев Ангел Божий, и купил землю для постройки будущего храма.

Дожив до старости, одряхлевший и немощный царь Давид имел еще огорчение в доме своем от остававшегося старшим между его сыновьями Адония, который еще при жизни его самовольно объявил себя преемником его царского достоинства. Впрочем, Давид, своевременно предупрежденный об этом женой своей, Вирсавией, матерью Соломона, и пророком Нафаном, успел воспротивиться притязаниям Адония, приказав провозгласить и помазать в преемники себе сына своего Соломона, о котором еще прежде царь клялся Вирсавии «Господом Богом Израилевым, что будет царствовать после него и сядет на престол вместо него».

Наконец «приблизилось время умереть Давиду, и тогда завещал он сыну своему Соломону, говоря: вот, я отхожу в путь всей земли, ты же будь тверд и будь мужествен и храни завет Господа Бога твоего, ходя путями Его и соблюдая уставы Его, как написано в законе Моисеевом, чтобы быть тебе благоразумным во всем, что ни будешь делать, и везде, куда ни обратишься; чтобы Господь исполнил слово Свое, которое Он сказал мне, говоря: если сыны твои будут наблюдать за путями своими, чтобы ходить предо Мною в истине от всего сердца своего и от всей души своей, то не прекратится муж от тебя на престоле Израилевом».

И передал Соломону все материалы, приготовленные им для построения храма, который было у него на сердце построить во имя Господа своего, а также план храма. Завещал и своим вельможам содействовать построению этого храма. Призвав благословение Божие на весь народ иудейский, прославив Господа за все милости Его, Давид мирно «почил с отцами своими и погребен был в городе Давидовом».

«Времени царствования Давида над Израилем было сорок лет: в Хевроне царствовал он семь лет и тридцать три года царствовал в Иерусалиме».

(2 Цар. 15, 12—16, 23—26, 29—30; 16, 7—8, 10—12;

17, 22, 29; 18, 3—6, 8—9, 14—17, 33; 19, 3—8, 10; 21, 1, 15, 17;

22, 2—3; 24, 2—4, 8—10, 12—15, 17, 25. 3 Цар. 1, 30; 2, 1—4, 10—11)

 

 

Прочитано: 73 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*