О священномученике Иларионе (Троицком) продолжение

0 комментариев | Обсудить
29.12.2020 | Категории: Без рубрики

3001       
        О священномученике Иларионе (Троицком) продолжение
       
        Интересный документ сохранился в следственном деле епископа Илариона. 12 декабря 1922 года епископ Иларион собственноручно (и как указано в документе, по собственному желанию) написал дополнение к своим показаниям на допросе, в котором есть слова, касающиеся отношения епископа Илариона к советской власти: «А мои взгляды на сов[етскую] власть таковы, что отрицательно к ней я не могу относиться… Сов[етская] власть явилась собирательницей Русского государства, объединив все – от Петрограда до Владивостока. Сов[етская] власть отстаивает самостоятельность России, политическую и экономическую, тогда как другие люди, ставши у власти, тотчас обратили бы Россию в колонию для западного капитализма… При таком моем воззрении на политическое положение, разумеется, нельзя говорить о моем отрицательном отношении к сов[етской] власти. Я политикой не занимаюсь, меня интересует больше наука, но как гражданин я сознательно принимаю и произошедшую революцию, и существующую власть». Таким образом, за полгода до известного заявления патриарха Тихона в Верховный Суд от 16 июня 1923 года епископ Иларион вывел «формулу лояльности» по отношению к государственной власти, которая вновь объединила страну практически в прежних, имперских границах, противостоя Западу, откуда, по мнению святителя Илариона, исходит основная опасность для России. Однако лояльность заканчивалась там, где начинался вред для Церкви, интересы которой были для святителя Илариона превыше всего.
       
        В декабре 1922 года органами было подписано заключение, в котором говорилось: «В целях полного изобличения противосоветской деятельности Троицкого или его примирившихся взглядов на жизнь… Троицкого из под стражи освободить…» Срок пребывания епископа Илариона в ссылке заканчивался 22 июня 1923 года, а 13 июня в его квартире был произведен новый обыск, но ничего, кроме нескольких номеров газеты «Наука и религия», найдено не было.

В Москву епископ Иларион прибыл, по всей видимости, в первых числах июля 1923 года и сразу же направился в Донской монастырь к патриарху Тихону, который был освобожден из заключения 27 июня 1923 года. Вплоть до своего последнего ареста в ноябре 1923 года епископ Иларион был ближайшим помощником Святейшего Патриарха. И ему патриарх поручил главное дело – искоренение обновленческого раскола. Первым шагом на этом пути стало переосвящение собора Сретенского монастыря, где с 1922 года обосновались последователи одного из лидеров обновленчества «митрополита» Антонина (Грановского). Антонин, помимо введенных обновленцами перехода на русский язык в богослужении и григорианского календаря, практиковал и иные новшества. Так, он перенес престол из алтаря на середину храма. Будучи сторонником «разнообразия литургической жизни Церкви», он активно «импровизировал» в этой сфере, например вводил в состав богослужебных последований стихи современных поэтов.

5 июля 1923 года, накануне праздника в честь Владимирской иконы Божией Матери, епископ Иларион освятил великим чином собор Сретенского монастыря. Подобное освящение совершается в случае осквернения храма. Именно таким осквернением святитель считал обновленческие «богослужения». Чтобы оценить значение этого события, нужно вспомнить, что к тому времени обновленческими были большинство храмов, около половина епископата, десятки тысяч священников. Святитель Иларион со всей ясностью показал, что обновленчество – это не просто раскол в Церкви, это – скверна пред Богом.

6 июля, после патриаршего богослужения в церкви Сретенской обители, святитель Иларион произнес проповедь, направленную против обновленцев, перед многочисленной паствой, пришедшей в этот день в монастырь.

Обновленцы были в панике, их лидер Владимир Красницкий в своем письме в ГПУ от 9 июля писал: «Усердно прошу обратить внимание на… Илариона. 6 июля, проповедуя в Сретенском монастыре, он произнес такую погромную речь… В толпе, в ограде и на улице произвели физические толкования, и дело кончилось арестами. За пережитых десять дней тихоновцы чрезвычайно обнаглели, держатся вызывающе и готовы перейти к избиению, и это настроение – определенно погромное и ярко антисоветское – создается им, епископом Иларионом. Если его явно контрреволюционной деятельности не будет положен предел, то неизбежны общественные беспорядки и избиение церковников-обновленцев».

Огромное значение имели публичные лекции и диспуты, в которых принимал участие владыка. И на каждом его выступлении непременно присутствовали два или три сотрудника ГПУ. Их отчеты сохранились в следственном деле владыки Илариона. Наиболее значимыми были диспуты архиепископа Илариона с женатым «архиепископом Крутицким» Александром Введенским, которого святитель Иларион всегда на этих диспутах побеждал.

17 августа 1923 года в Политехническом музее состоялось публичное выступление архиепископа Илариона на тему «Тихоновцы и обновленцы», в котором он осудил все обновленческие группы как раскольничьи и антиканонические. И, конечно же, осудил святитель Иларион решение обновленческого собора 1923 года о снятии сана с патриарха Тихона. Диспуты были пресечены властями в сентябре 1923 года. Документы, связанные с публичными диспутами святителя Илариона, опубликованы в 2006 году в № 5–6 «Богословского вестника».

В 1923 году начался «религиозный нэп», сопровождавшийся некоторым смягчением государственной политики по отношению к Церкви. ГПУ вынуждено было ослабить репрессии. К тому же святителю Илариону удалось внушить главе 6-го, «антицерковного», отделения секретного отдела ГПУ Евгению Тучкову, что он лоялен по отношению к «властям предержащим».

Святитель Иларион стал управляющим Московской епархией. В августе 1923 года он вошел в состав образованного тогда временного Синода при патриархе из числа трех архиереев. В состав Синода, кроме него, входили архиепископы Серафим (Александров) и Тихон (Оболенский). 26 августа, в день своих именин, патриарх Тихон возвел святителя Илариона в сан архиепископа. После этой даты во всех документах патриаршей канцелярии он именуется архиепископом. Протопресвитер Василий Виноградов ошибался, когда писал в своих воспоминаниях, что святитель Иларион не был архиепископом.

В августе-сентябре ГПУ были инициированы переговоры делегации Патриаршей Церкви с участием святителя Илариона с обновленцами, которых в тот период возглавил бывший ректор МДА «митрополит» Евдоким (Мещерский). Распространялись лживые слухи, что якобы святитель Иларион уговаривал патриарха Тихона отречься. Но святитель Иларион был верным сподвижником патриарха Тихона. Нужно учитывать, что в диалоге с властью он, как и святитель Тихон, вынужден был идти по пути политики лавирования. Когда власти поняли, что их надежды не оправдались и патриарх Тихон останется главой Церкви, они обрушили свою злобу на святителя Илариона. В докладах ОГПУ за ноябрь 1923 года он уже числится как враг советской власти.

Архиепископ Иларион был арестован 15 ноября 1923 года, согласно ордеру, подписанному печально известным Генрихом Ягодой; при этом у владыки была изъята переписка. 7 декабря комиссия НКВД по административным высылкам приняла следующее решение: «Троицкого заключить в концлагерь сроком на три года». Святитель был направлен в Соловецкий лагерь особого назначения. Патриарх Тихон не раз просил власти освободить святителя Илариона. Он выражал готовность направить его на служение в Симбирск или в иное место, туда, где он не будет заметен для власти, но ее представители оказались глухи к мольбам патриарха.

Мы часто говорим, рассматривая чью-нибудь биографию: «этапы жизни». Дальнейшая жизнь святителя была полностью связана с другими этапами – лагерными, тюремными, пересыльными. Он по-прежнему сохранял присущий ему оптимизм. Внешне он был ясным, уверенным, веселым. Высокий широкоплечий богатырь с голубыми глазами и русой бородой – настоящий русский святитель! Лагерь невольно вновь заставлял возвращаться к главным темам его богословского творчества – Церковь, свобода, спасение. Многие архиереи, монахи считали, что в лагере на Соловках невозможно вести подлинно монашескую жизнь. Но святитель Иларион был уверен, что то место, куда его поместил Господь, и является наиболее благоприятным для спасения.

Соловки стали Голгофой для святителя Илариона. Но Голгофа не только казнь, боль смерть, но и торжество. Во времена Петра I русский схимник Иисус, сосланный на Соловки, основал здесь Голгофо-Распятский скит, словно предчувствуя, что Соловкам уготована будет участь Русской Голгофы.

В июле 1925 года святитель Иларион был переведен в Ярославскую тюрьму, и с ним начал переговоры глава 6-го отделения секретного отдела ОГПУ Е. Тучков. Готовилось устранение святителя Петра с поста местоблюстителя патриаршего престола. Владыке Илариону Тучков предлагал возвращение в Москву, где он должен был войти в группу архиереев, которые готовили церковный переворот. Это были будущие григориане, возглавлявшиеся тогда епископом Борисом (Рукиным). Но святитель Иларион не только отверг эти искушения, но и рассказал об этом сокамерникам, разгласив «оперативные приемы» ОГПУ. Такого чекисты не прощали.

В 1926 году, когда истек срок заключения, против святителя было возбуждено новое уголовное дело. Ему дали новый трехлетний срок и возвратили на Соловки. Его поместили на Секирку, в штрафной смертный изолятор. «Все возможно для Господа, – шутил святитель, – когда-то Он из рыбаков сделал богословов и апостолов, теперь из богословов сделал опять рыбаков». Христианская радость древних подвижников не покидала преосвященного Илариона в годы заключения. Его веселила мысль о том, что Соловецкий лагерь может быть школой многих добродетелей: нестяжания, кротости, смирения, воздержания, терпения, трудолюбия.

В 1927 году святитель Иларион не согласился с текстом Декларации, но не порвал канонической связи с митрополитом Сергием (Страгородским), понимая вынужденный характер подписания главой Церкви этого документа. Не согласился он с церковным разделением, названным по имени основателя иосифлянским, не поддержал и другие движения «непоминающих».

Во время тифозной эпидемии святитель благодаря своей активности и всеобщему авторитету отстоял за священнослужителями право ношения бороды. Кроме того, при содействии святителя собранное в 6-й роте заключенное духовенство получило некоторое ослабление режима. Но самое главное – иногда можно было совершать богослужения, как тайные, так и санкционированные лагерным начальством. Такова была знаменитая соловецкая Пасха 1925 года, когда все заключенные собрались в одном из храмов на богослужение, которое возглавил сам святитель Иларион.

В 1929 году начинается «разгрузка» Соловков. 14 октября особое совещание при коллегии ОГПУ приговорило архиепископа Илариона к трем годам высылки в Казахстан. В Алма-Ату владыку отправили этапным порядком. По дороге его обокрали, и в Ленинград он прибыл уже больным тифом, эпидемия которого свирепствовала тогда среди заключенных. 19 декабря архиепископ Иларион был переведен в тюремную больницу. У владыки была высокая температура, но весь путь по городу ему пришлось проделать пешком. Из больницы он написал митрополиту Серафиму (Чичагову): «Я тяжело болен сыпным тифом, лежу в тюремной больнице, заразился, должно быть, в дороге; в субботу, 15/28 декабря, решается моя участь. Кризис болезни вряд ли перенесу». Когда-то крепкий, организм архипастыря был сильно подорван лагерной жизнью. Владыка угасал, тиф забирал у него последние силы.

Владыку Илариона, борца с лагерным начальством за право ношения духовенством бороды, теперь лежащего без сознания, медики полностью обрили. Незадолго до кончины ему стало легче. Келейник митрополита Серафима иеромонах Никандр исповедовал и причастил его святых Христовых таин. Перед смертью, в бреду, а значит без всякого самоконтроля, он часто повторял: «Вот теперь я совсем свободен, никто меня не возьмет…» 15/28 декабря 1929 года в 4 часа святитель отошел ко Господу.

Митрополит Серафим (Чичагов) и сестра архиепископа попросили для погребения тело почившего архипастыря. Тогда выдача тел умерших для погребения родственникам еще практиковалась. Выданное тело не узнали: седой, безбородый старец с обритой головой, хотя ему было только 43 года. Отпевание состоялось в Воскресенском соборе Новодевичьего монастыря Ленинграда.

Святитель Иларион был прославлен в лике местночтимых московских святых 10 мая 1999 года, а на Юбилейном Архиерейском Соборе 2000 года был причтен к Собору новомучеников и исповедников Российских.

Закончить хочу словами святителя Илариона, обращенными к студентам духовных школ, особенно к талантливым студентам, а таковых среди наших учащихся большинство: «Кто хочет руководствоваться новозаветным взглядом на свою деятельность, тот должен решительно отвергнуть чуждые христианству предрассудки, по которым талант есть истинное преимущество и служит предметом чести и “благородной” гордости для своего обладателя. Нужно, прежде всего, смирить свое греховное превозношение, сознать себя рабом, приставником, строителем, “экономом” Господней благодати».


[1] Богословское наследие священномученика Илариона рассмотрено в диссертации Георгия Адрианова «Архиепископ Иларион (Троицкий) и его богословское наследие (опыт систематизации и оценки)», защищенной в 2000 г. в Санкт-Петербургской духовной академии.

 

 

<-- -->
Прочитано: 435 раз
Поделиться с друзьями
Популярные статьи:

Отправить комментарий

*