Мы отталкиваем от себя людей, и они становятся «бунтарями»

0 комментариев | Обсудить
08.12.2017 | Категории: Без рубрики

1

Как мы сами делаем из своих близких «бунтарей», а дети из христианских семей становятся борцами с Церковью – размышляет архимандрит Андрей (Конанос).

Есть такие люди – «бунтари»

Тема, которую я предлагаю вам сегодня, затрагивает взаимоотношения не только детей, но и взрослых. Речь идет о так называемом сопротивлении. Можно назвать это противоборством, можно – противостоянием или даже бунтарством.

Да, есть такие люди – «бунтари». Они встречаются и среди взрослых, и среди детей. И по опыту (правда, небольшому) общения с такого рода людьми могу сказать, что любой «бунтарь» в глубине души своей – добрый, хороший человек.

По сути, это самая чувствительная категория людей. Бунтарь, вечно противоречащий и говорящий «нет», может сказать «да». Помните евангельскую притчу, в которой отец говорит одному сыну: «Иди, поработай в винограднике»? В ответ тот сказал: «Нет», а затем пошел и выполнил поручение. Другой же сын, которого отец попросил о том же самом, ответил: «Да, сделаю!» и ничего не сделал.

Это бывает и с так называемыми «бунтарями». На словах они всё отрицают – и неспроста, здесь обязательно кроется какая-то причина.

«Бунтарем» человек не становится просто так, этому непременно предшествует какое-то событие в его жизни. Возможно, когда-то его обидели, причинили ему боль; человек испытал глубокое разочарование, потрясение, потерял веру в себя из-за предательства или жестокого обращения и теперь находится в противостоянии со всем миром.

Как можно не желать смотреть на Солнце, которое сияет, освещая все вокруг? Как можно противиться Христу, Который желает всем только добра и приходит в жизнь человека ненавязчиво и деликатно? Никто и не сопротивляется в таких случаях. А вот когда тебе грозят пальцем; когда человек, которому ты совершенно не интересен, начинает резко и категорично указывать тебе, что надо делать, осуждая твой образ жизни, – тогда возникает сопротивление.

Чтобы жена соглашалась с тобой, относись к ней должным образом!

При этом никто вроде и не собирается оказывать на тебя давление. Возможно, тебе говорят даже хорошие, полезные вещи, но говорят их неправильно. Это отлично видно на вашем примере, мамочки. Вы говорите абсолютно правильные, замечательные слова, но то, как вы их говорите – совершенно неприемлемо.

Да, вы очень любите своих мужей и даете им нужные, духовные, прекрасные советы, однако ваш тон часто бывает резким, грубым, насмешливым. И это касается не только женщин. Я не собираюсь обвинять кого-то одного – просто на ум в первую очередь приходят именно женщины, поскольку в Церкви их большинство и они чувствуют себя там как дома.

Но и мужчины, которых в Церкви значительно меньше, могут оказывать давление и тем самым вызывать в своей супруге дух противоречия – просто из-за тона, которым ведется разговор. Если хочешь, чтобы жена соглашалась с тобой, относись к ней должным образом! А когда ты разговариваешь с ней резким, не допускающим возражений, категоричным тоном, – естественно, начинается внутреннее противостояние.

Таким образом, любое сопротивление имеет отправную точку. Ни один человек не рождается «бунтарем», наоборот: всем нам свойственно нуждаться в помощи. Однако помощь эта должна оказываться с уважением к нашей личности.

Как в христианской семье вырос агрессивный борец с Церковью?

Когда я читаю об атеистах, еретиках, мятежниках, деспотах и анархистах, уничтожающих все на своем пути, то вижу поистине ужасающий факт. Представьте себе – очень часто эти люди происходили из верующих, христианских семей. Вспомним Маркса, или Сталина, или еще какого-нибудь атеиста. Что о них пишут? «Его отец занимал в церкви такую-то должность»; или: «Его мать была очень религиозной»; «Брат его был глубоко верующим человеком».

И каждый раз я задаюсь вопросом: как получилось, что в христианской семье вырос такой агрессивный борец с Церковью? Почему? Потому что мало быть церковным человеком. Когда при мне кто-то называет себя церковным, я сразу же задумываюсь, что в принципе подразумевается под церковностью.

Можно называть себя церковным человеком и при этом быть законченным эгоистом, абсолютным деспотом, не терпящим возражений, которого боится вся семья и который, прикрываясь именем Христа, обижает своих близких, оскорбляет их, насильно заставляет идти в церковь.

Да, именно так ты поступаешь со своим ребенком – унижаешь его, произнося при этом имя Божие. И какова будет детская реакция? Сопротивление. И нелюбовь к Богу.

Апостол Павел говорит применительно к подобным случаям страшные слова: «Ибо ради вас… имя Божие хулится у язычников» (Рим. 2:24). Это ваша вина, говорит апостол. Это вы виноваты в том, что окружающие вас люди стали такими – потому что давите на них, тревожите, заставляете нервничать. И в какой-то момент они просто начинают отрицать все, что вы им говорите.

Именно поэтому часто происходит так, что ваши дети (с которыми, пока они маленькие, вы делаете что хотите), оказавшись за границей или создав свою семью, забывают дорогу в церковь. Они говорят: «Я больше не могу так жить. Мне не нужна такая жизнь, не нужен такой Бог». И их можно понять, потому что истинный Бог совсем не такой, каким мы им Его описывали, – авторитарный, подавляющий, который только и делает, что угрожает, наказывает и отправляет в ад. Нет, Бог – не такой. Совсем.

Человек обороняется, потому что боится

Один человек, вспоминая о старце Порфирии, написал: «Когда я познакомился с ним, то узнал иного Христа». Этот человек будто впервые в жизни увидел Бога. Раньше он представлял Его себе совсем по-другому – так, как о Нем ему рассказывали родители.

А старец Порфирий показал этому человеку совсем другого Христа. Он показал ему любовь. «Я был неприкаянным бродягой, а он обнял меня. Я был плохим человеком, а он сказал мне: “Ты очень хороший, дитя мое”». Как можно сопротивляться человеку, который говорит тебе, неприкаянному бродяге, что ты – хороший? Услышав такие слова, услышав, что ты – любимое чадо Божие, что Бог любит тебя, утрачиваешь всякое желание защищаться и отбиваться. Ведь любое сопротивление – это, в первую очередь, самооборона. Человек обороняется, потому что боится.

Именно так. Человек думает: «Моему внутреннему миру угрожают; мое счастье, мое достоинство, моя свобода – под угрозой. Что же делать? Буду защищаться, чтобы выжить».

Но стóит только такому человеку встретить святого, как он забывает о самозащите и говорит: «Отче, я гораздо хуже, чем ты думаешь! Но чем больше ты говоришь мне, что любишь меня, тем больше хочется рассказать тебе обо всех своих грехах – смиренно, без малейшего желания защищаться». Вот в чем дело.

Разве Христос говорил, что Он прав?

А у тебя получается делать так, чтобы твой ребенок, жена, муж могли открыть тебе свою душу? Чтобы с тобой им было комфортно, чтобы вы стали близкими друзьями, перестав постоянно что-то друг другу доказывать…

Ведь чем больше мы настаиваем на своей правоте, тем сильнее отталкиваем от себя других. Вспомним Христа. Он говорил, что прав? Нет.

Он сказал: «Если вы думаете, что вы правы, – вот, воспользуйтесь этим и распните Меня. Я принимаю на Себя вашу неправоту. Вы хотите считать Меня плохим? Хорошо, пусть Я буду плохим».

Писание говорит нам страшную вещь: Христос – Бог Господь – согласился стать прóклятым. Ведь тех, кого распинали, непременно проклинали – распятые, как правило, были страшными преступниками. «Каким же плохим должен быть этот Человек, – говорили о Христе, – что Его осудили на распятие!» И Господь сказал в ответ: «Чтобы ваши души успокоились, чтобы вы перестали гневаться на Бога, перестали свирепствовать, злиться и желать мести, – возьмите, накажите, распните Меня!»

Потому мы и любим Христа, что Он не вызывает сопротивления. В отличие от тех, кто действует от Его имени. Это и я, учитель Закона Божия, и родители – все мы искажаем образ Христа. Наша огромная ошибка.

Источник: Правмир.Ру

 

Прочитано: 304 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*