Подвижники ХХ-го века: записки духовной дочери иеросхимонаха Симеона

0 комментариев | Обсудить
05.11.2012 | Категории: Новости

       
       (Часть I. Жизнеописание подвижников ХХ-го века)
       
       Начало — «Монастырская жизнь»
       
       …После службы сразу же пошли к отцу Симеону. Тогда паломников было немного, и в тот день, по Промыслу Божию, только мы с ней вдвоем и оказались у него. Входим в келью к батюшке. Вера первая подходит к нему под благословение. Он же ее благословляет, а смотрит на меня и говорит: «Вот и приехала, слава Богу».
       
       Подхожу я — благословил, взял за подбородок, поднял вверх голову, пристально смотрит в глаза и говорит: «Ну, вот и приехала… Да смотри-ка, все та же: глаза, лоб, нос — да, все то же совсем не изменилась!»

Это было уж слишком для меня — резко говорю: «Вы ошиблись я никогда не была у вас и не знаю вас». Он же, не обращая внимания на мою вспышку, спокойно, с любовью, говорит Вере: «Идите, попейте чайку, а потом сразу же по одной зайдите ко мне». Но мне уже не хотелось заходить к нему, и я говорю Вере: «Ты как хочешь, а я не пойду. Он из ума выжил, с кем-то упорно меня путает».

А Вера просит зайти обязательно, говоря, что ей стыдно за мое поведение. Короче говоря, они с матушкой Александрой меня Просто втолкнули в келью. Батюшка стоял перед иконами. У порога было два стула; на один из них он предложил мне сесть. Потом, минуты через три, которые показались мне вечностью, он подошел и сел рядом со мной. Меня терзала мысль: «Как тактичнее уйти?» Не хотелось
обижать старца.

Сколько длилось наше молчание, сказать трудно; но, наконец, батюшка берет меня за руку и говорит: «Ну что же, доченька, с чего начнем? Отогревать эту рученьку застывшую, или сердце, которое больше заледеневши?»

И этого было достаточно. Откуда взялись слезы, но я заплакала и тут же, рассказала ему всю свою жизнь…

В заключение нашей беседы он мне говорит: «Хочешь, чтобы я был твоим духовным отцом? Но предупреждаю, что ты должна оставить свою прошлую жизнь; и мужа у тебя нет не потому, что ушел, а потому, что ты не венчана: это — блуд, и он не будет венчаться».

Я дала согласие, как во сне, но сказала: «Батюшка, а если он вернется и согласится венчаться, вы благословите?» Батюшка ответил: «Господь управит».

…Время шло; я часто приезжала в обитель. Жизнь моя изменилась совершенно.

Прошло два года, а может быть, и больше — точно не знаю. Я взяла отпуск на Великий пост и приехала в обитель.

Но враг рода человеческого не дремал: приготовил для меня такое искушение, что я и не знала, как дожить до утра, решила сразу же уехать и никогда больше не бывать в святой обители. Как ни старалась утешить меня раба Божия Матрена Арефьевна, она и сейчас посещает монастырь, но я твердо решила уехать.

Утром зашла к батюшке и попросила благословить меня на отъезд. Он мне говорит: «Вот пойдем сейчас в церковь, помолимся, а там, как Господь благословит».

Что было со мной в церкви — знает только Господь… Прихожу в келью, прошу прощения и говорю: «Как ездила, так и буду ездить». А он мне на это отвечает: «Глупая ты моя, да отпустил ли бы я тебя? Ведь два года я тебя ждал».

Вот тут-то мне стала ясна та его первая встреча со мной. Но как я его ни просила в последующие годы подробно все рассказать о том, как он узнал обо мне и даже «видел» меня еще до нашей встречи, ничего не получилось. Однажды на мои расспросы он так рассердился на меня, что даже сказал: «Никогда больше об этом не говори; достаточно с тебя того, что ты вынудила меня сказать о том, что я тебя ждал».

В 1958 году, в декабре, муж мой вернулся, и только батюшкины молитвы помогли мне все пережить. Восстали все на меня, начиная с родственников и кончая соседями, но у меня было такое состояние, будто бы у меня никогда не было семейной жизни и все окружающее меня не касалось.

Как то раз, когда муж стал умолять меня повенчаться, я приехала к батюшке и рассказала, как трудно мне, и просила его благословения. Он же говорит: «Доченька, в Бога он не верит, и делает это только для того, чтобы сохранить тебя. Нет моего благословения; потерпи немного — будешь, по милости Божией, свободна».

Действительно, муж заболел, а через год, 31 августа 1959 года, умер.

Вся моя жизнь постепенно изменилась: я полностью выполняла благую волю батюшки. Правда, было два случая, когда я хотела поступить по своему желанию.

Так, однажды хотела ехать через Псков и, конечно, настояла на своем.

Батюшка говорит матери Александре: «Свари пяточек яичек, да огурцов и помидоров собери и намажь хлеб маслом».

Все это она принесла ему в келью, он завернул в пакет и — подает мне. Я, конечно, возмутилась и говорю батюшке: «Зачем все это мне, когда я вечером буду пить чай дома?» Он строго приказал мне взять, сказав при этом: «Может быть, сломит твое упрямство». И что же? В Пскове я просидела двое суток — никак не могла выехать.
Кроме того, я очень не хотела переезжать жить в Печоры и всеми силами старалась доказать батюшке мое нежелание, ссылаясь, главным образом, на квартирные условия. Он же мне на это сказал: «Твори свою волю, но знай и мою. Квартиру тебе я сам найду,— по его просьбе Нина Ананьевна искала квартиру для меня,— а ты после моей смерти переедешь!» Так все и получилось.

О том что батюшка великий молитвенник Божий и имеет дерзновение ко Господу сейчас и помогает нам расскажу такой случай. Прожила я полтора года после его смерти, и вдруг в сентябре во сне приходит батюшка ко мне и говорит: «Доченька, собирайся».

Я, как всегда, не задала вопроса — куда, а лишь просила батюшку: что взять с собой? Он отвечает: «Ничего, только носовые платочки». Я говорю: «Вот, как всегда, шутите»,, а он отвечает: «Нет, доченька, не шучу. Возьми побольше платочков».

И что же? Прошло немного времени, и меня вызывают в прокуратуру по вопросу о детском доме, в котором я работала; и, конечно, мне пришлось много пережить (и слез пролить — вот платочки!), но кончилось все очень хорошо.

Даже по одной этой исповеди благодарной человеческой души можно судить о том, сколько же терпения и всепрощающей любви было нужно иметь старцу Симеону, чтобы день за днем выдерживать тот напор человеческих страстей, что обрушивали на него приходившие за. помощью и советом. Сколько было нужно преодолеть их своеволия, самости, поначалу почти полного духовного невежества-Как много сил нужно было им отдать!

Таким же глубоким уважением к памяти старца отмечены и записки еще одной его духовной дочери, составленные в самом начале 60-х годов.
(продолжение следует)
«У пещер Богом зданных»

<-- -->
Прочитано: 449 раз
Поделиться с друзьями
Популярные статьи:

Отправить комментарий

*