Старец Паисий Святогорец. Поведение с рассуждением.

0 комментариев | Обсудить
27.07.2017 | Категории: Старец Паисий Святогорец

3       
        Старец Паисий Святогорец. Поведение с рассуждением.
       
        — Геронда, когда мы видим, что кто-то ведет себя плохо, надо ли ему что-то говорить?
       
        — Зависит от того, что он за человек. В наше время необходимо многое рассуждение и божественное просвещение. Ответить на ваш вопрос не так просто. Я заметил, что в каждом отдельном случае бывает по пятьсот «подслучаев.» Некоторые люди способны исправиться, другие не исправляются и на наше замечание могут отреагировать отрицательно. Особенно плохо реагирует тот, у кого есть эгоизм, если его задеть. Даже понимая часто свою неправоту, такой человек не уступает от эгоизма. И когда наши побудительные причины не безукоризненны, иными словами, когда, кроме заботы о другом, в нас есть и гордость, когда наша любовь не чиста, тогда он сопротивляется очень сильно.
       
        Если мы обличаем кого-то от любви, с болью, то независимо от того, понимает он нашу любовь или нет, в его сердце происходит изменение, потому что нами двигает чистая любовь. А обличение без любви, с пристрастием делает обличаемого зверем, потому что наша злоба, ударяя в его эгоизм, высекает искры, как сталь в зажигалке высекает искры из кремня. Если мы терпим нашего брата от любви, то он понимает это. И нашу злобу он тоже понимает, даже если она внутренняя и никак не выражается внешне, потому что наша злоба вызывает в нем тревогу. Так и диавол, даже являясь в виде ангела света, приносит тревогу, тогда как настоящий ангел приносит нежное невыразимое радование.

— То есть, Геронда, когда мы что-то говорим и возникает отрицательная реакция, это значит, что отправной точкой наших действий является эгоизм?

— Бывает и много недоразумений. Один понимает [дело] так, другой иначе. Но надо всегда испытывать себя:

«Для чего я хочу сказать это? От чего я исхожу? Больно ли мне за ближнего, или же я хочу сказать это для того, чтобы показать себя хорошим, покрасоваться?» Если человек очистился, то, даже если он гневается, кричит, делает кому-то замечание, его побудительные причины будут чисты. И потом все идет правильно, потому что он действует с рассуждением. Рассуждение — это очищенность, это божественное просвещение, духовная ясность, а стало быть, как там, внутри, с нею сможет ужиться эгоизм? И когда побудительные причины чисты, сердце человека пребывает в покое. Таким вот образом вы можете понять каждое ваше действие — доброе ли оно.

Вы часто не понимаете того, что разговариваете с другим в директорском тоне: «Это надо сделать так-то и так-то.» Подключается эгоизм, и вы восстанавливаете ближнего против себя. Если побудительные причины чисты и есть смирение, то замечание помогает другому. В противном же случае подключается эгоизм и приводит к противоположному результату. Побудительные причины ваших действий будут во всем чисты, если очистить их от своего «я,» от своего эгоизма. От нерассудительного поведения часто происходит зло большее, чем от поведения сумасшедших, которые невменяемы и разбивают [свои и чужие] головы. Потому что не рассудительные люди своими острыми словами ранят чувствительные души и часто приводят их в отчаяние, нанося смертельные раны. А некоторые ведут себя одинаково со всеми. Но нельзя ведь в наперсток налить столько же, сколько в бочку, или нагрузить на быка столько же поклажи, сколько на коня. Бык — для пахоты, не годится навьючивать на него седло и груз. Тоже и конь — негоже впрягать его в плуг, потому что он предназначен для того, чтобы на нем возили грузы. Один — для одной работы, другой — для другой. Не надо стремиться подровнять весь мир под свою гребенку. У каждого есть что-то свое. И если нет вреда, то на некоторые вещи можно и закрыть глаза. Если бы все люди могли уже в этой жизни войти в [подобающий им] чин, то прекратились бы все бесчинства, и на земле тоже был бы рай. Итак, не будем предъявлять к другим чрезмерные претензии.

Духовная искренность отличается любовью.

Плохи нынче дела мира, потому что все говорят истины «великие,» однако не соответствующие действительности. Сладкие слова и великие истины имеют цену тогда, когда исходят из правдивых уст. Они находят почву только в людях, имеющих доброе произволение и чистый ум.

— Геронда, искренность бывает мирская и духовная?

— Да, конечно. В мирской искренности присутствует нерассудительность.

— Это когда человек говорит и к месту, и нет?

— Не только это. Истина есть истина, но если ты скажешь истину без рассуждения, это уже не истина. Например, то, что у некоего человека не все в порядке с головой — истина. Но если ты стремишься высказать эту истину, то пользы это не приносит. Другой говорит: «Для того, чтобы быть искренним, пойду на площадь и согрешу там перед всем народом.» Это не искренность. Тот, у кого есть многое рассуждение, имеет великодушную любовь, жертвенность и смирение. Даже горькую истину такой человек говорит со многой простотой и своей добротой подслащивает ее. В результате со сладкими словами она приносит больше пользы, подобно тому как горькие лекарства приносят больше пользы, если их принимать со сладкими сиропами.

Истина, используемая без рассуждения, может совершить преступление. Некоторые совершают преступление, Действуя во имя истины. Тот, кто имеет искренность без рассуждения, может сделать двойное зло: сперва себе, а потом другим. Потому что в такой искренности нет сострадания. Тот, кто хочет быть по-настоящему искренним, пусть начнет с того, чтобы быть искренним прежде всего с самим собой, потому что духовная искренность начинается с этого. Если кто-то неискренен с самим собой, то он обделяет только себя и издевается только над самим собой. Но, ведя себя неискренно по отношению к другим, он смертно согрешает, потому что издевается над другими.

— Геронда, а можно ли быть таким от простоты?

— Какая еще простота! Где ты видела в таком человеке простоту! Если это ребенок, то у него будет простота. Если это святой, у него будет простота. Если же так ведет себя взрослый и не умственно отсталый, то это диавол!

— А что он чувствует?

— Сущий ад. Одно искушение сменяется другим. Искушения без остановки.

— Однако, Геронда, не следует ли вести себя с прямотой?

—Прямота в том виде, как [понимают и] используют ее многие, имеет в себе дух законнический. Говорят. «Я человек прямой, «проповедую на кровех», — и выставляют других на посмешище. Но в конце концов посмешищем становятся они сами.

Прочитано: 16 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*