Старец Паисий Святогорец. Нам нужно приобрести орган духовного чувства.

0 комментариев | Обсудить
31.07.2017 | Категории: Старец Паисий Святогорец

2-2       
        Старец Паисий Святогорец. Нам нужно приобрести орган духовного чувства.
       
        Святой Дух не бывает в одном месте таким, а в другом — другим, Он Един и имеет множество дарований. Он не есть дух смущения, но Дух любви, мира. Когда духовные люди нападают друг на друга, это значит, что они находятся под воздействием многих других духов, не имеющих никакого отношения к Духу Святому. Раньше Святой Дух просвещал, подсказывал. Великое дело! Сегодня Он не находит предпосылок для того, чтобы снизойти. Ветхозаветное вавилонское столпотворение было невинной забавой. Ты просил, например, глины, а тебе несли солому. Сейчас у нас вавилонское столпотворение со страстями. Ты просишь глины, а тебе запускают в голову кирпичом. Но если человек убирает собственное «я» из каждого своего действия и отсекает свою волю, то он работает правильно. Такой человек обязательно будет иметь божественное просвещение, и дух взаимопонимания с ближним у него тоже будет. Ибо, когда человек удаляет из себя свою собственную идею, к нему приходят идеи божественные.
       
        Для того, чтобы иметь божественное просвещение, нужно приобрести орган духовного чувства. Это то основное, что должно быть сделано, чтобы люди что-то поняли, особенно в нашу эпоху. К этому попросту вынуждают обстоятельства. Смотрите: в Малой Азии тогда, в те трудные годы, обстоятельства заставляли греков шевелить мозгами. Два грека могли понимать друг друга, находясь среди армян, турок, а те не понимали ничего. И вот что еще: сегодня, видя, до чего дошла наша жизнь, людям духовным необходимо находить между собой взаимопонимание. Придут тяжелые годы. Надо шевелить мозгами. Если человек не шевелит мозгами и божественного просвещения [у него] тоже нет, то в каждом отдельном случае ему надо спрашивать указаний, как поступить. Не ждите, что вам будут говорить все. Что-то вы должны понимать и сами, не дожидаясь, чтобы вам об этом говорили. Помню, однажды в Конице, перед тем как мне идти в армию, мы узнали, что идут мятежники [62]. Нас было четверо: я и три мусульманина. Мы забежали в один турецкий дом на окраине города. Один пятилетний турчоночек все понял и залопотал: «Ходи-ходи сюда, здесь твоя убегай через моя кухня!» Прошли мы через кухню, вышли позади дома и успели спрятаться в каких-то кладовых внизу. Когда пришли мятежники, малыш вышел из дома, сказал им, что внyтpи никого нет, и убежал. Ребеночек пяти лет, вот такусенькая кроха, говорить еще толком не умел, а, смотрите, как разумно себя повел. Надо же, на лету все понял! Смотри: он все понимал, он любил, а другой, взрослый человек мог бы по опрометчивости сделать зло. Так не будем же мы, крещеные, помазанные святым миром, наученные, начитанные, пребывать в состоянии недоразвитом, младенческом! Будьте окрыленными! Знаете, кто такие «окрыленные»? Шестокрылатые Серафимы! Они имеют шесть крыл и взмахивают ими, воспевая «Свят, Свят, Свят!» Так летите же, имейте шесть крыл!

Божественное просвещение — это все.

Часто я говорю некоторым: «Сделай так, как тебя Бог просветит.» Говоря «как тебя Бог просветит,» я хочу, чтобы человек увидел вещи посредством божественного просвещения, а не человеческой логики. Не следует думать, будто именно то, что тебе нравится, и есть просвещение от Бога.

— Геронда, как приходит божественное просвещение?

— Если очистить провода от ржавчины, то ветхий человек становится хорошим проводником. Тогда он проводит через себя Благодать Божию и приемлет божественный благодатный свет. В противном же случае происходят короткие замыкания и Благодать не действует. Вся основа в этом, человек должен обратить внимание на то, чтобы не оставила его Благодать Божия, и тогда он будет иметь божественное просвещение. Потому что, если божественного просвещения нет, то и все дело никуда не годится.

До того, как Благодать осенила учеников, как же намучился с ними Христос, ибо они были бренны! Перед Пятидесятницей ученикам была дана власть от Бога помогать миру. Однако они еще не имели божественного просвещения, которое получили в Пятидесятницу. В то время, когда Христос говорил им, что Он пойдет в Иерусалим, что Сын Человеческий будет распят и подобное этому, они думали, что, когда Он пойдет в Иерусалим, Его сделают царем. Они мыслили по-человечески. Потому их и занимало то, кто идет справа и кто слева от Христа. Матерь сыновей Зеведеевых пошла просить у Него, чтобы во Царствии Своем Он посадил одного из ее детей справа от Себя, а другого слева! Однако со дня Пятидесятницы, когда Христос послал им Утешителя Духа Святаго, апостолы имели божественную Благодать уже постоянно. Ранее они имели божественное просвещение только по временам, как если бы их аккумулятор заряжался и опять растрачивал свой заряд. Надо было опять подзаряжать его от розетки. Опять разряжался — снова в розетку! Когда Он ниспослал им Утешителя, то «розетка» стала уже не нужна. Я не говорю того, что нам сейчас лучше, чем им. Но мы живем во времена Благодати и потому не имеем смягчающих вину обстоятельств. Мы крещены, у нас есть Утешитель, у нас есть всё. Тогда Христос еще не был распят, и диавол некоторым образом обладал властью и легко совращал людей. После Распятия Христос дал всем людям возможность иметь божественное просвещение. Христос принес Себя в жертву и освободил нас. Мы крестились во имя Его. Он подключил нас к «розетке» уже постоянно. Сейчас причиной непроходимости тока божественной Благодати становимся уже мы сами, потому что мы оставляем свои провода ржавыми.

— Геронда, какие предпосылки необходимы для того, чтобы в человеке обитал Святой Дух?

— Необходимы подвижнический дух, смирение, любочестие, великодушие, жертвенность. Если не будет благодати Святого Духа, то человек ни на что не годен. Дух Святой есть Свет, божественный Свет. В этом вся основа. Если человек не видит, то он может удариться о стекло, упасть с обрыва, провалиться в яму, в нечистоты и даже в пропасть. Он не видит, куда идет, ибо он лишен света. Однако если он хоть немного видит, то бережется. Если он видит больше, то избегает всех этих опасностей и безопасно идет своим путем. Для того, чтобы пришел Свет, надо хотеть выйти из тьмы. Если люди будут видеть, пусть и немного мутно, они уже не будут падать, и Бог не будет огорчаться. Если какой-то [земной] отец огорчается, когда его дети падают в грязь, в колючки, с обрыва, то насколько больше огорчается Бог!

Все зло в мире происходит от того, что нет божественного просвещения. Когда божественного просвещения нет, человек находится во мраке. Тогда один говорит: «Пойдем сюда,» другой говорит: «Нет, я хорошо знаю, лучше сюда пойдем,» третий: «Туда,» четвертый: «Сюда.» Каждый думает, что правильно идти туда, куда считает он. Иными словами, все хотят добра, но находятся в помутнении и не могут прийти ко взаимопониманию. Если бы помутнения не было, то они бы не ругались: ясно видели бы, какой путь лучше, и вместе шли бы к нему. Я хочу сказать, что все могут действовать с добрым расположением, но из-за помутнения создается много проблем и в обществе, и в Церкви. По крайней мере, в Церкви у большинства нет злых намерений, но отсутствует божественное просвещение. Борются за доброе, а чем в конце концов заканчивают? Поэтому будем просить у Бога, чтобы Он дал нам хотя бы немного божественного просвещения, ибо иначе мы будем спотыкаться, как слепые. На Божественной Литургии, когда священник возглашает «Твоя от Твоих,» я молю Бога просветить мир, чтобы он видел. Пусть просветит Он хоть немножко, чтобы рассеялся мрак, чтобы люди не калечились духовно! И, читая второй псалом, который святой Арсений Каппадокийский читал, «чтобы Бог просветил идущих на собрания,» я говорю: «Да просветит Бог всех правителей, потом да просветит Он священноначалие и всех отцов Церкви, да приемлют они Дух Святой, чтобы помогать миру.» Если Бог одного немножко просветит, а других сделает восприимчивыми, то знаете, сколько добра может из этого выйти? Правителю стоит только слово сказать и все меняется. Люди имеют нужду в божественном просвещении.

Добрый Бог дает Свое божественное просвещение тем, у кого есть благое произволение. Один судья рассказывал мне о случае, с которым ему самому пришлось столкнуться. Монастырь послал одного монаха с пятьюстами золотыми лирами для покупки земельного участка. Монах обратился к какому-то торговцу, а тот ему и говорит: «Оставь ты их мне, чего тебе их с собой таскать.» Монах оставил ему деньги и в добром помысле подумал: «Какой же хороший человек, облегчил мою ношу!» Когда он вернулся, торговец не только не отдал ему пятьсот лир, но еще и говорил, что монах ему должен восемь миллионов! Несчастный монах призадумался: как ему возвращаться в монастырь?! Отдал пятьсот золотых, ничего не купил, и вдобавок с него требовали еще восемь миллионов! Дошло до суда. Судья по вдохновению задал ряд вопросов, и было доказано, что торговец не только ничего не давал монаху в долг, но еще и лиры у него взял. Я различил в этом судье состояние, которое имел пророк Даниил. У него был страх Божий, и поэтому Бог просветил его, и его действия были правильными.

Основа всего — это божественное просвещение. Если оно придет, то человек утешает окружающих его и сам развивается духовно. Потому я и говорю, что светильники и люстры — изобретение [человеческого] разума — вещь хорошая, но [несравненно] выше их просвещающий человека божественный свет Благодати Божией. Человек, имеющий божественное просвещение, зрит вещи очень чисто, извещается без сомнения и не только не устает сам, но и другим помогает весьма успешно.

Прочитано: 10 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*