Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава I «ЗДЕСЬ БУДЕТ СКИТ!»

0 комментариев | Обсудить
30.03.2012 | Категории: Богородичный монастырь, Глава №1

Еженедельно по пятницам на сайте монастыря будут публиковаться главы из книги «Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон», посвященные истории  монастыря. 

ГЛАВА I


«ЗДЕСЬ БУДЕТ СКИТ!»

       
       То ли крики раздаются на окраине Киева, то ли стоны. Кажется, что из самого сердца леса звучит горькое рыдание. Как не ускорить шаг, как не поторопить встревоженного коня, как не перекреститься от такого наваждения?! Плачет лес, рыдает, как безутешный ребенок, голосит множеством голосов. Который год жестокий Батый со своими несметными полчищами оскверняет русскую землю, жжет города и села, убивает и рушит, уводит в рабство православных людей. Где выплакать свое горюшко, где приклонить многоскорбную головушку? Упасть бы перед домашними иконами, перед милосердными ликами Спасителя и Заступницы, выплеснуть, выкричать свою муку! Да только нет больше дома – одно пепелище терзает измученное сердце…
       

       
       Бегут исстрадавшиеся женщины из Киева, бегут в густой лес, в нехоженые дебри. Приими, матушка-земля, наш горький плач, покройте нас своим зеленым покровом дубы-великаны, услышь наши отчаянные молитвы, Заступница!.. Дрожит от рыданий воздух, поливают землю обильные слезы. Сочувственно шумит лес, скрывая и покрывая страдалиц, голосит их измученными голосами, захлебывается их плачем. Далеко-далеко разносится голосящее эхо. А с неба сеется мелкий дождик, словно благословение, – на этих людей, на этот лес, на это место… На Голосиево. На Голосеево. Так со временем станут называть эту живописную киевскую окраину.
       
       Сохранились и другие легенды о том, почему Голосеево названо именно так. Согласно одной из них, в этом лесу жил страшный разбойник по имени Голуб, который заточил в свои подземелья молодую девушку. Бедная пленница дни и ночи проводила в слезах. Проезжающие мимо этого места часто слышали, как она голосила, но, не зная, чьи это вопли и стоны, считали их делом нечистой силы. Голуба поймали и жестоко казнили, но девушку отыскать не смогли. Однако ее вопли, словно выходившие из-под земли, долго были слышны в темную и глухую полночь…
       
       По второй легенде, в древности в этих местах избирали князя – «голосили за него». А исследователь XIX века Л. Похилевич даже предположил, что Голосеево, как и Китаево, в отдаленной древности было уединенным убежищем какого-либо могущественного киевского князя, поскольку тогда вдоль дороги, ведущей из Киева в пустынь, были древние насыпи, для строительства которых требовались немалые средства.
       
       Еще по одной версии, в XVIII веке на этой киевской окраине был разбит лесопарк, «посеян на голом месте», отчего и местность получила название «Голосеево».
       
       Однако точная этимология слова «Голосеево» не установлена. Есть предположение, что люди жили в этой местности еще в глубокой древности, до Рождества Христова.
       
       Пройдет несколько веков. И однажды именно на этой окраине, в красивом урочище остановится представитель знаменитого молдавского рода Петру Мовилэ – будущий митрополит Киевский и Галицкий Петр Могила. Привлечет ли его особенная, неброская, но умиротворяющая красота этого места, или по сердцу ему будет его удаленность от города и мирской суеты, или оно напомнит ему любимые заповедные уголки родной Молдовы, или же он просто почувствует потребность своей души – сегодня об этом можно только догадываться. А факты таковы: молдавский господарь купит часть голосеевского леса для строительства загородной усадьбы. А спустя еще немного лет, уже будучи в монашеском постриге и в сане Архимандрита Киево-Печерского монастыря, святой Петр построит здесь скит Киево-Печерской обители.
       
       К сожалению, более чем скудные данные об этом не позволяют дать подробное описание Голосеевской пустыни того времени. Известно только то, что в лесном урочище Киево-Печерский архимандрит построил деревянную церковь – во имя великомученика Иоанна Сочавского, небесного покровителя Молдовы и особенно – рода господарей Мовилэ, к которому принадлежал святитель («Могила» – это русский вариант фамилии «Мовилэ»). Кроме церкви были построены деревянные келлии для настоятеля и для братий.
       
       «Воеводич Земель Молдавских» (так любил подписываться святитель Петр), питал особенную любовь к великомученику Иоанну, пострадавшему за исповедание Христа в XIV веке. В своих «Собственноручных записках» он отмечал все известные ему чудеса, связанные с именем святого. Свидетелями одного чуда у раки с мощами великомученика стали и родные святителя.
       
       Отныне и в Голосеевском скиту останется зримое свидетельство молитвенной памяти о молдавском угоднике Божием и о самой Молдове – церковь. И не только она одна. По предположению святителя Макария (Булгакова), митрополита Московского, Голосеевская пустынь того времени также носила великомученика Иоанна Сочавского.
       

       
       Святитель Петр передаст в нее «знатную часть мощей великомученика» вместе с частицами мощей других святых и частицу Животворящего Древа Господня, которые будут помещены в крест-мощевик.
       
       Сюда, в уединенный скит владыка Петр приедет не один раз, чтобы молитвой и тишиной врачевать и подкреплять душу, а также просить о помощи покровителя своей родины. И, очевидно, эта помощь будет оказана не однажды. Ведь не случайно 20 лет пастырского служения владыки Петра станут целой эпохой, которую современники назовут «Могилянской». Впрочем, и сам святитель был человеком-эпохой.

 

От составителя     Содержание     Следующая глава

       

Прочитано: 56 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*