Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава ІV. ПЕРВЫЙ АРХИМАНДРИТ

0 комментариев | Обсудить
20.04.2012 | Категории: Богородичный монастырь, Глава №4

Еженедельно по пятницам на сайте монастыря будут публиковаться главы из книги «Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон», посвященные истории монастыря.

Глава ІV


ПЕРВЫЙ АРХИМАНДРИТ

       
       Об этом человеке стоит сказать особо, потому что с ним связан совершенно новый период жизни Голосеевской пустыни.
       
       Архимандрит Зосима (в миру – Захарий Степанович Валькевич, †1793) родился в 1719 году в малороссийской дворянской семье. И его дед Василий, и отец, дядя Петр, и брат Иван – все состояли на службе у гетмана, а их жены были дочерями военных: войта, войскового и бунчукового товарищей (так назывались военные должности в то время – прим. авт.). Службу все несли исправно, за что и были пожалованы воинскими отличиями и награждены имениями.
       

       
       Василий Валькевич в 1661 году получил гетманский универсал «на грунт» в селе Пантусове, в котором спустя почти 60 лет родился его внук Захарий. Последний не пошел по стопам родных, а выбрал иной путь: стал послушником Киево-Печерской Лавры. В 1745 году его постригли в монашество с именем Зосима – в честь преподобного Зосимы Соловецкого.
       
       В 1762 году, после кончины архимандрита Луки, братия Киево-Печерской Лавры должна была по древнему обычаю, «вольными голосами», выбрать из нескольких кандидатов нового архимандрита. Такой выбор было решено произвести «в присутствии Арсения, митрополита Киевского, и чиновников гетманских»: киевского полковника и бунчукового товарища.
       
       Однако выборы сразу не удались: из четырех кандидатур, предложенных наместником Лавры отцом Никифором, ни одна не получила предпочтения, а 111 братий предложили включить в число кандидатов и отца Зосиму Валькевича. Отец Зосима к тому времени был уже священнослужителем, начальником Ближних пещер и соборным старцем (то есть членом Духовного Собора Лавры).
       
       Император Петр ІІІ утвердил кандидатуру отца Зосимы. Ему было велено явиться в Санкт-Петербург «с пристойным числом иеромонахов, иеродиаконов и ризницею». 21 мая 1762 года состоялось посвящение, а 15 июля того же года вновь избранный архимандрит держал в руках императорскую настольную грамоту с подтверждением прежних привилегий, полученную от императрицы Екатерины Второй. Отец Зосима Валькевич стал последним Киево-Печерским архимандритом, которого братия избрали «вольными голосами», и последним ставропигиальным (то есть подчиняющимся только патриарху), независимым от епархиального ведомства, настоятелем Лавры.
       
       Его положение как Киево-Печерского архимандрита было очень высоко. Но и по своим духовным дарованиям и душевным качествам архимандрит Зосима выделялся среди своих современников. За 24 года настоятельства в Киево-Печерской обители он на свои собственные средства и на пожертвования благодетелей Лавры отреставрировал и украсил монастырские храмы и пещеры, где покоились мощи Преподобных Печерских. Были позолочены купола Великой Лаврской колокольни, Успенского собора и других лаврских церквей и установлены в них новые иконостасы. А сверх того, как писал митрополит Киевский Евгений (Болховитинов), много «при нем устроено драгоценных утварей и облачений».
       
       При архимандрите Зосиме типография Киево-Печерской Лавры издавала не только богослужебные книги, но и буквари для солдатских детей, буквари с катехизисами, «Священную историю для малолетних детей».
       
       Настоятель Киево-Печерской Лавры был известен далеко за пределами Киева, он вел переписку с императором Павлом І и со многими известными людьми – благодетелями Лавры.
       
       В декабре 1770 года архимандрит Зосима удостоился чести единолично совершить погребение святителя Павла, митрополита Тобольского и Сибирского (память 4/17 ноября), который дожил свои дни в Лавре на покое. Поскольку в Киеве в то время свирепствовала моровая язва, погребение было совершено на 45-й день по кончине владыки. Архимандрит Зосима первым удостоверится в нетлении тела святителя.
       
       Кто тогда мог предположить, что пройдет 16 лет – и уважаемый архимандрит окажется в Лавре «лишним» и будет отправлен на покой в отдаленную Голосеевскую пустынь, где проживет последние годы своей жизни забытый и оставленный почти всеми?!.
       
       Как гром среди ясного неба, в 1764 году появился царский манифест, по которому началось отчуждение (то есть конфискация) церковной собственности. У монастырей стали забирать все вотчины, оставляя лишь небольшую часть земли и служителей. Вместо отобранных владений назначалось годовое денежное жалование. Все обители, за исключением Троице-Сергиевой Лавры и Киево-Печерской Лавры и монастырей, предназначенных для архиереев, были разделены на три класса, и для каждой из них установили норму штатных монахов и монахинь…
       
       В Малороссии отчуждение произойдет в 1786 году. И этот год начнет собою ряд тяжелых лет для нашего монашества. «И, действительно, при введении штатов в трех малороссийских епархиях – Киевской, Черниговской и Новгород-Северской – оказались подлежащими закрытию 42 обители, и 435 иноков и 510 инокинь остались в излишестве, не считая лишних настоятелей и настоятельниц, – писал Ф. А. Терновский в «Очерках их истории Киевской епархии в XVIII столетии на основании документов Синодального архива». – Куда было деваться бедным монашествующим, оставшимся в излишестве, которым, по выражению Киевского митрополита, и жить было негде, и пропитываться нечем? Не вдруг еще последовал высочайший указ, которым предоставлялось оставшимся в излишестве печальное право: стеснившись в небольшое число уцелевших монастырей, доживать свой век на сверхштатном содержании, в ожидании того, пока они смертию не выбудут, причем местным архиереям предписывалось по полугодово репортовать об успехах смерти в истреблении этой лишней сверхштатной братии».
       
       В числе таких «лишних» оказался и архимандрит Киево-Печерской Лавры Зосима (Валькевич). По высочайшему указу Лавра перешла в подчинение Киевского митрополита, который с того времени становился и ее священно-архимандритом. По его рассмотрению решилась и судьба пустынь, приписанных к Лавре: Китаевскую назначили для уединения престарелых братий, а Голосеевскую, со штатным третьего класса окладом, предназначили для пребывания до смерти отцу Зосиме под его непосредственным начальством.
       
       Указ о переводе архимандрита Зосимы в Голосеево датирован 10 апреля (по старому стилю) 1786 года. Это была Великая пятница, день искупительных страданий Спасителя на Кресте, скорбный день для каждого православного христианина. И вот именно в этот день отцу Зосиме была поднесена и его скорбная чаша: ему пришлось покинуть Лавру, родную обитель, в которой он провел 40 лет. Приличная пенсия – 1000 рублей в год, большие в то время деньги, – вряд ли могла уврачевать душу опального архимандрита. Голосеевскую пустынь ему поручили на ставропигиальном праве; согласно штата третьего класса, в ней могли находиться не более 12 монахов (в 1784 году, по свидетельству В. И. Новгородцева, в Голосеево проживало 14 братий).
       
       В Голосеевском уединении архимандрит Зосима прожил последние семь лет своей жизни. Промыслом Божиим, который все устраивает во благо человеку, он стал первым настоятелем самостоятельного Голосеевского мужского монастыря. При малочисленности братий, ему, скорее всего, пришлось быть не только настоятелем, но и духовным наставником голосеевских иноков.
       
       Отец Зосима благоустраивал пустынь, готовился к переходу в вечность. Жил в скромных келлиях, пристроенных к церкви в честь иконы «Живоносный Источник». Все семь лет добросовестно заботился о вверенной ему пустыни и о спасении душ вверенных его попечению братий. Но и не забывал о Лавре. Свидетельством его любви к этой обители и тоске по ней стал… фруктовый сад, в котором отец архимандрит, как и основатель пустыни – святитель Петр Могила, рассадил деревья по плану Успенского собора. И по завещанию, возле Успенского собора был похоронен.
       
       13 марта 1793 года, в первое воскресенье Великого поста, в неделю Торжества Православия, Архимандрит Зосима (Валькевич) тихо отошел к Богу, оставив по себе добрую благодарную память. После его смерти Голосеевскую пустынь как монастырь упразднили, братию перевели в Лавру, к которой вновь приписали и голосеевские угодья. Имущество пустыни постепенно раздали другим монастырям и церквям – преимущественно бедным.
       
       Часть церковной утвари передали в Китаевскую пустынь, куда перевезли и некоторые строения (в том числе, и церковь великомученика Иоанна Сочавского). В Китаево была отдана и частица мощей святого, и колокол с его изображением. Вторую Голосеевскую церковь отдали Богуславскому монастырю. Такое решение было продиктовано Святейшим Правительствующим Синодом, поскольку им рассматривался вопрос о целесообразности преобразования одного из голосеевских храмов в приходскую церковь. Но этот вопрос не был решен положительно, поскольку пустынь находилась в лесу и была удалена от жительства, и приходских дворов определить к ней было неоткуда.
       
       Часть утвари и келейное здание перевезли в Киево-Печерскую Лавру, а иконостасы голосеевских церквей отдали: один – в церковь при Киевском митрополичьем доме, а второй – в Михайловскую церковь села Красиловка.
       
       Однако, несмотря на упразднение Голосеевской пустыни как монастыря, хозяйственная жизнь в ней продолжалась.
Такая история с ней повторится еще один раз – в ХХ веке.

 

Предыдущая глава       Содержание       Следующая глава

       

Прочитано: 53 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*