Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава XVIII. РЕЗИДЕНЦИЯ МИТРОПОЛИТОВ.

1 комментарий | Обсудить
27.07.2012 | Категории: Глава №18

       
       Голосеевская земля… Святая земля… Она видела не только сокровенных угодников Божиих – явленных и не явленных – настоятелей, старцев, схимников, монахов. И нет сомнения в том, что, если будет воля Божия на то, чтобы были открыты имена и подвиги всех ее подвижников, то Голосеевская пустынь займет свое достойное место среди величайших обителей Святой Руси: Киево-Печерской и Троице-Сергиевой, Валаамской и Соловецкой, Оптиной и Зосимовой.
       
       Голосеевская пустынь была безмолвной свидетельницей и монашеских подвигов Киевских святителей, потому что с середины XIX века стала летней резиденцией Киевских митрополитов. Киевскую митрополичью кафедру, как старейшую на Руси, всегда возглавляли духоносные архипастыри. Несмотря на свой высокий сан и на свое высокое положение в обществе, они были прежде всего монахами и монахами настоящими, ищущими единого на потребу. Если в XIX веке и высказывались скептические мнения о том, что, мол, вначале святитель Петр (Могила) сделал в Голосеево скит для себя, а затем святитель Филарет (Амфитеатров) сделал скит для себя и своего духовного отца – иеросхимонаха Парфения, то история показала несостоятельность этих высказываний. Голосеевскую пустынь полюбили и преемники владыки Петра, о которых было рассказано раньше, и преемники владыки Филарета: митрополиты Арсений (Москвин, †1876), Филофей (Успенский, †1882), Платон (Городецкий, †1891), Иоанникий (Руднев, †1900), Флавиан (Городецкий, †1915). Бывали здесь и митрополит Феогност (Лебедев, †1903) и священномученик Владимир (Богоявленский, †1918).
Голосеевскую пустынь очень любил и часто в ней бывал и племянник святителя Филарета – владыка Антоний, Архиепископ Казанский (Амфитеатров). Когда его назначили на Смоленскую кафедру, он, очень любивший Киев и его святыни, старался во всем найти духовное и даже природное сходство между этими древнейшими городами. Одно из мест напоминало Высокопреосвященному Киево-Печерскую Лавру, а одну из загородных архиерейских дач он считал второй Голосеевской пустынью…

После кончины владыки Филарета возле пустыни появились частные домики, хозяева которых сдавали их внаем состоятельным киевлянам для летнего отдыха. К 1860-м годам местность вблизи Голосеевской пустыни благодаря прекрасной природе, чистому лесному воздуху стала привлекательной для многих горожан как место их дачного отдыха. Но, по распоряжению Высокопреосвященного Арсения, все это было прекращено, а домики были разрушены, и таким образом угроза духовно-нравственного опустения для пустыни миновала.
Владыка Арсений (в миру – Федор Павлович Москвин, †1876) знал цену уединению. В 1832 году, будучи епископом Тамбовским, он, в первый раз обозревая епархию, посетил и Саровскую пустынь. Осмотрев все монастырские церкви и строения, владыка захотел посетить и пустыньку старца Серафима. Батюшку Серафима он застал за работой: старец укреплял камнями берег небольшого ручейка, протекавшего возле его пустынной келлии. Встреча владыки Арсения и Саровского чудотворца прошла очень тепло: святитель осмотрел обе пустыньки старца, побеседовал с ним и получил в подарок четки, пучок восковых свечей и вино. Провожая владыку, батюшка Серафим безконечно долго кланялся ему в землю. Все это, как написал об этом впоследствии владыка Арсений, имело символическое значение: старец «вскоре затем помер, а я, при помощи Божией, продолжаю еще полагать камни на камни для ограждения церковного берега от вод мирских».

Став Митрополитом Киевским и Галицким, владыка Арсений и Голосеевскую пустынь внешне оградил «от вод мирских». Но, разрушив в Голосеево мирские постройки, владыка благословил обустройство самой обители. Не только паломников, но и братии в пустыни становилось больше, поэтому в 1861 году на каменном братском корпусе был надстроен второй этаж. Но этого было недостаточно, и через несколько лет в пустыни построили еще один деревянный братский корпус. Проект для него сделал Лаврский архитектор иеромонах Евкарпий (в миру – инженер Наумов). Он же спроектировал каменную сторожку для записчика и пономаря. Сторожку построили при главных воротах пустыни.

В 1871 году на счет купца второй гильдии Кондратия Ховалкина (в монашестве –Эразм) в обители была построена странноприимница (гостиница для странников и паломников).

Преемник святителя Арсения – Архиепископ Тверской, член Святейшего Синода Филофей (в миру – Тимофей Григорьевич Успенский, †1882) – был возведен в сан митрополита Киевского и Галицкого в 1876 году. Этой чести он удостоился за высокие личные и архипастырские достоинства и особенно за строгую подвижническую жизнь. После святителя Петра (Могилы) ни один из Киевских святителей не носил вериг, кроме владыки Филофея. Будучи человеком большого ума и всестороннего образования, владыка, по глубокому смирению, не любил быть в центре внимания, много говорить и публиковать свои проповеди. Не любил он и позировать, и единственный известный его портрет написан «заочно».

Митрополит Мануил (Лемешевский), составивший краткую биографию владыки Филофея, рассказывает о нем с нескрываемым восхищением: «Совершеннейший аскет по жизни, он отнюдь не вменял другим строгого аскетизма в непременную обязанность, считая это делом добровольного избрания и подвига. Всегда сосредоточенный и замкнутый в себе, он был доступен всем желавшим видеть его; никогда и никого не заставлял себя ждать, никогда не видно было раздражения или гнева на его лице, а всегда спокойный взор и готовность служить другим. Но всего выше была в нем его святая жизнь. Везде и всегда он жил келейной, уединенной жизнью, преимущественно сосредоточенной на подвиге молитвы, внутреннего самоиспытания и духовного совершенствования… Архипастырь воистину «благостный», воистину светильник Церкви».

Голосеевская пустынь как нельзя лучше соответствовала аскетической жизни нового владыки. И для него, как и для владыки Петра и для владыки Филарета, Голосеево стало местом сокровенных подвигов.
1/14 марта 1881 года в Петербурге был убит император Александр Второй. Известие об этом злодеянии для владыки стало причиной сильнейшего нервного потрясения. Он тяжело заболел. Но, несмотря на крайнюю слабость сил, посетил Голосеевскую пустынь. Незадолго до смерти митрополит Филофей был в ней в последний раз. 29 января 1882 года владыка скончался.

Похоронили его в склепе церкви во имя Воздвижения Животворящего Креста Господня. Наместник Киево-Печерской Лавры сообщил церковному писателю А. Ф. Ковалевскому, «что никакого разложения не было заметно в теле святителя ни до, ни после погребения. Склеп не заделывали до 40 дней. Наместник ходил поклоняться телу святителя в 9-й, 20-й и в 40-й день и находил его в прежнем нетленном состоянии. В 40-й день цело и светло было тело святителя, как у новопочившего».

К началу 1880-х годов возникла потребность в перестройке митрополичьего дома. В это время Киевскую митрополичью кафедру занимал митрополит Платон (в миру − Николай Иванович Городецкий, †1891), энергичный деятель на ниве Христовой и талантливый проповедник. Еще со времени его назначения настоятелем Виленского Свято-Духова монастыря обозначилось его призвание – административного служения Церкви и Отечеству преимущественно на окраинах Русского государства, где от представителя Православной Церкви требовались особенная зоркость, стойкость и мудрость в управлении делами. Благодаря владыке Платону к Православной Церкви были присоединены десятки тысяч униатов и иноверцев в Прибалтике (только в Латвии – 41 тысяча человек), три тысячи раскольников-старообрядцев. В Псковской и Рижской епархиях, которые он возглавлял, появились единоверческие приходы, сотни церковно-приходских школ, епархиальные училища, братства, училища для женщин.

Киевскую кафедру владыка Платон возглавил в сане митрополита. В то время он был уже 79-летним старцем, и, тем не менее, не прекращал своего энергичного служения на благо Церкви. Владыка немало сделал и для духовного просвещения киевской паствы. В частности, постоянно заботился о церковно-приходских школах и особенно о духовной семинарии и академии, преобразовал братство святого князя Владимира, основал и открыл два женских училища. Святитель был членом многих ученых и благотворительных обществ и учреждений.
Как и предшественники, митрополит Платон любил проводить лето в Голосеевской пустыни, где молился, отдыхал от архипастырских трудов, принимал гостей. Митрополичий дом, в котором он останавливался, давно уже требовал реконструкции. По благословению владыки Платона и по проекту того же иеромонаха Евкарпия, была произведена внутренняя перепланировка здания. В будущем предполагалась и надстройка второго этажа, но это осталось неосуществленным: лаврский наемный архитектор инженер-капитан А. П. Середа заявил, что дом очень устарел и его фундамент и стены не выдержат надстройки.

В 1890 году, незадолго до смерти митрополита Платона, был поднят вопрос о необходимости выстроить в ограде пустыни новый корпус «для помещения почетных лиц, посещающих митрополита». Доказывая необходимость этого строительства, наместник Киево-Печерской Лавры Архимандрит Ювеналий (Половцев, впоследствии – Архиепископ Виленский и Литовский) в докладе митрополиту писал: «При Голосеевской пустыни необходимо иметь приличное помещение для приезжающих туда летом, во время пребывания там Вашего Высокопреосвященства, почетных лиц духовного и светского звания. Приличному человеку там вовсе негде остановиться: от этого происходит [то], что нередко приезжающие из Киева семейства просят у монахов, там живущих, позволения отдохнуть и хотя чайку напиться в беседках, существующих около келий… От подобных отдыхов и чаепитий могут быть безпорядки в среде тамошней братии…»

Для строительства было найдено место – в юго-западном углу монастырской усадьбы, рядом с домом, называемым Моисеевским. По заказу Лавры архитектор Александр Середа изготовил проектные чертежи постройки. Но и этот проект в жизнь не воплотился: в распоряжении Лавры не оказалось необходимых для строительства средств. В конце концов было решено ограничиться ремонтом гостиницы, построенной на средства монаха Эразма (Ховалкина) и устройством «при этой гостинице во дворе… нового деревянного помещения под железной крышей для приходящих поклонников низшего класса с двумя отделениями для мужчин и женщин…»

Даже из таких скудных сведений видно, насколько по-отечески и по-хозяйски относились Киевские архипастыри XIX века к скромной Голосеевской пустыни, к ее благоустройству, внешнему и внутреннему. Но самой грандиозной постройкой в Голосеево стало строительство каменного храма во имя иконы Божией Матери «Живоносный Источник». Осуществлено оно было по благословению преемника владыки Платона – Митрополита Киевского и Галицкого Иоанникия (Руднева, †1900), духовного чада двух великих Голосеевских старцев преподобного Парфения и преподобного Алексия.

Прочитано: 18 661 раз
Поделиться с друзьями
       

Комментарии (1) на "Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава XVIII. РЕЗИДЕНЦИЯ МИТРОПОЛИТОВ."

  1. [...] Глава XVI. МОНАСТЫРСКИЕ БУДНИ 18. Глава XVII. ОТЦЫ И БРАТИЯ 19. Глава XVIII. РЕЗИДЕНЦИЯ МИТРОПОЛИТОВ 20. Глава XIX. О НЕИСТОЩИМЫЯ ТВОЕЯ БЛАГОДАТИ! 21. Глава XX. [...]

Отправить комментарий

*