Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава XXIV. НОВОМУЧЕНИКИ И ИСПОВЕДНИКИ ГОЛОСЕЕВСКИЕ

0 комментариев | Обсудить
14.09.2012 | Категории: Глава №24

       
       Открывает список новомучеников и исповедников Голосеевской пустыни преподобномученик Ипполит (в миру – Иоанн Агеевич Семенов). Отец Ипполит родился в 1884 году в семье мещанина г. Киева. О его мирской жизни нет почти никаких сведений, кроме одного, что он был воспитанником Киево-Печерской Лавры с детства. Видимо, Ваня Семенов рано остался сиротой и новую семью обрел уже в монастыре.
       
       Однако, несмотря на то, что мальчик рос при Лавре и ни о чем, кроме монашества, не мечтал, официально его приняли на испытание только 29 сентября 1907 года. Протрудившись на общих послушаниях в течение двух лет, Иван стал наконец лаврским послушником.
       
       Послушание ему определили по экономическому ведомству на Жуковом острове, принадлежавшем Киево-Печерской Лавре. 23 сентября 1919 года 33-летнего послушника Иоанна перевели клирошанином в Голосеевскую пустынь. Через 10 месяцев брата удостоили монашеского пострига, во время которого ему нарекли имя Ипполит.

После пострига он остался на клиросном послушании, которое исполнял весьма усердно. «Монах Ипполит… способен, [вне обители жить] не может», – так его характеризовал игумен Фотин.

19 августа 1923 года в Троицкой церкви Китаевской пустыни Архиепископ Димитрий (Абашидзе) рукоположил отца Ипполита в сан иеродиакона. В середине 1920-х годов состоялось его новое рукоположение – в сан иеромонаха.

После закрытия обители иеромонах Ипполит служил, вероятно, на приходах. В 1935 году он переехал в Черкассы. В те годы туда переезжали священнослужители и монашествующие, которых высылали из Киева. Некоторых из них отец Ипполит знал; они помогли голосеевскому отцу устроиться в Черкассах.

В то время Черкассы были настоящим гетто для «бродячих монахов» и «безприходных попов» – так называли монашествующих закрытых монастырей и священнослужителей закрытых церквей. Все они жили под пристальным вниманием местного отдела НКВД. Одной из причин такого их безправного положения была всеобщая паспортизация, которая проводилась накануне 20-летия октябрьской революции. Киевских священники и монахи высылались в Черкассы накануне провозглашения Киева столицей Украины, так как людей духовного звания считали «особо опасным элементом».

В Черкассах бродячие и безприходные отцы, не имевшие паспорта и прописки, получали документы и прописку и могли устроиться на работу. Но, как правило, ненадолго. Работники НКВД отслеживали наиболее благочестивых и активных, собирали на них доносы, арестовывали и уничтожали.

Иеромонах Ипполит снимал в Черкассах угол в доме № 62 на Молотовском шоссе. Жил очень скромно, даже скудно. Работал ночным сторожем и чернорабочим. Днем ходил по городу с молитвой и проповедью Евангелия.

В начале 1936 года в Черкассах был закрыт последний православный храм. Священнослужители и монахи стали собираться в частных домах и совершать Богослужения тайно.

В обычной жизни отец Ипполит был скромным и незаметным человеком. Он довольствовался самым малым и ничего большего для себя не искал. Носил убогую поношенную одежду, разодранную обувь. Его чуткая душа не могла смириться только с неправдой жизни – жизни без Бога, поэтому иеромонах шел на площади и улицы со Словом Божиим, ища заблудших овец, чтобы вернуть их в лоно Церкви. И это отцу Ипполиту удавалось: его горячая проповедь, его умение найти подход к любому человеку оказывали на людей сильное воздействие, и они обращались ко Христу. Иеромонах напоминал им о простых, но важных вещах, что нужно верить в Бога, что нужно молиться, не слушать безбожников. Он говорил и том, что без Православия и храма Божьего, человек не может спастись, что нужно требовать от властей возвращения верующим закрытых храмов.

… Отца Ипполита арестовали 26 декабря 1937 года. Следствие длилось всего два дня и окончилось вынесением смертного приговора. 14 января 1938 года, в день праздника Обрезания Господня и святителя Василия Великого, в городской тюрьме состоялся массовый расстрел священнослужителей. Среди страстотерпцев Христовых был и 54-летний отец Ипполит.

Господь прославил преподобномученика дважды: иеромонах Ипполит Голосеевский причислен к лику местночтимых святых Черкасской епархии и к лику Новомучеников и Исповедников Российских.

Вместе с преподобномучеником Ипполитом мученическую смерть за Христа приняли еще два иеромонаха, чья монашеская судьба была связана с Голосеевской пустынью – преподобномученики Кассиан и Филипп.

Преподобномученик Кассиан (в миру – Климент Андреевич Кузык) родился в 1882 году в крестьянской семье польского села Гниздечко Волынской губернии. В 1907 году семья переехала в Киев, и Климент поступил в Киево-Печерскую Лавру.
Вначале он нес послушание в странноприимнице, затем был переведен в Голосеевскую пустынь. Спустя время послушника Климента снова перевели – в Спасо-Преображенскую пустынь.

24 сентября 1918 года брату назначили послушание в экономическом ведомстве Киево-Печерской Лавры – в сапожной мастерской. В 1919 году послушнику Клименту назначили новое послушание – клиросное. В 1921 году он окончил лаврские пастырские курсы. И только после этого был удостоен монашеского пострига. Постриг состоялся в Великом посту 1922 года – 9/22 марта, когда Православная Церковь совершает память 40 Севастийских мучеников. Имя новопостриженному нарекли Кассиан.

2 декабря 1923 года в Демиевской Вознесенской церкви отец Кассиан был рукоположен в сан иеродиакона. Время рукоположения в сан иеромонаха – неизвестно, как неизвестно, где жил и служил отец Кассиан после 1925 года.
В 1932 году его арестовали за хранение золотых монет, переданных ему Киево-Печерской Лаврой еще в начале 1920-х годов. Некоторое время иеромонах Кассиан находился под следствием, после чего в 1933 году был выслан из Киева за 50-километровую зону.

В середине 1930-х годов отец Кассиан переехал на Черкасщину. В 1937 году, ко времени второго ареста проживал в городе Черкассы. Работал сапожником в артели «Трудшвець». За три дня до ареста НКВД затребовало в артели характеристику на отца Кассиана. В характеристике, подписанной тремя инвалидами артели, говорилось: «Сапожник Кузык К. А. работает в артели… Бывший монах… Очень вредный тип… Сюда прибыл из Белой Церкви. Делает много браку, не сомневаемся, что с целью вредительства. Занимается контрреволюционной агитацией. Относится исключительно отрицательно к советской власти. Говорит, что выборы – не демократия, а простой обман трудящихся. Считаем, что его место не в артели, а в тюрьме. Просим принять соответствующие меры».

20 декабря отец Кассиан был арестован Черкасским отделом НКВД. При допросе выяснилось, что еще до ареста следователь уже располагал показаниями тех же самых свидетелей, которые подписали характеристику на иеромонаха. Инвалиды артели писали, что отец Кассиан «был бесприходным бродячим попом», говорил: «скоро Бог смилостивится над нами. Настанет время, в церквях будут опять молиться Богу, а духовенство будет опять учить народ миру и любви».
Следователь выдвинул против отца Кассиана обвинения в контрреволюционной деятельности, а также в сокрытии церковных ценностей в 1921 году. Священник виновным себя не признал и опроверг все обвинения в свой адрес. Но это никакого влияния на решение судей не произвело. Решением тройки при Киевском облуправлении НКВД УССР от 25 декабря 1937 года иеромонах Кассиан был приговорен к расстрелу. Вся его вина состояла только в том, что он монах и священник. 14 января 1938 года, во время массового расстрела священнослужителей свой нетленный венец стяжал и отец Кассиан (Кузык).

Через два месяца были арестованы трое инвалидов, написавшие донос и клеветническую характеристику на иеромонаха, и так же пострадали, как и оклеветанный ими отец Кассиан, получив возмездие за содеянное уже при жизни…
Господь прославил преподобномученика Кассиана, как и преподобномученика Ипполита, дважды: он причислен к лику местночтимых святых Черкасской епархии и к лику Новомучеников и Исповедников Российских.

Третий в списке отцов, прославленных в лике Новомучеников и Исповедников Российских и прославивших Голосеевскую пустынь, – преподобномученик Филипп (в миру – Филимон Павлович Безуглый).

Отец Филипп родился 14/27 декабря 1873 года в с. Снегурки Киевской губернии. В святом крещении его назвали Филимоном – в честь мученика Филимона, чья память празднуется в 14/27 декабря.

В Киево-Печерскую Лавру будущий преподобномученик поступил в ранней юности – в 18 лет. Сначала находился на послушании в келарском ведомстве, затем был переведен в Голосеевскую пустынь.

С 6 ноября 1896 года послушник Филимон отбывал воинскую повинность. После этого нес послушание на лаврском подворье в Петрограде, в июле 1903 года его назначили клирошанином Дальних пещер.

20 июня 1905 года послушника Филимона снова мобилизовали в армию. Через 11 месяцев снова в Лавре на клиросном послушании.
23 декабря 1909 года послушник Филимон был облечен в рясофор. Через два года его постригли в мантию с наречением имени Филипп.

Во время Первой мировой войны, 26 сентября 1914 года, монах Филипп был рукоположен в сан иеродиакона и получил новое послушание – совершать богослужение в Великой церкви. Спустя время состоялось новое рукоположение – в сан иеромонаха.

В середине 1930-х годов отец Филипп переехал в Черкассы. Жил незаметно и скромно. Совершал богослужения и требы на дому – и у себя, и в домах верующих города и окрестных селах. Призывал людей к покаянию и молитве. Это не осталось незамеченным. 18 октября 1937 года иеромонах Филипп был арестован Черкасским райотделом НКВД и заключен под стражей в Черкасской тюрьме.

Его обвиняли в том, что он бродячий священник-монах и что он проводил среди населения контрреволюционную агитацию. Иеромонах Филипп виновным себя не признал.

Следствие закончилось в день ареста. На следующий день решением тройки при Киевском облуправлении НКВД УССР отец Филипп был приговорен к расстрелу. 2/15 ноября 1937 года отец Филипп вместе с другими священнослужителями принял мученическую смерть за Христа.

Прославлен в лике местночтимых святых Черкасской епархии и в Соборе Новомучеников и Исповедников Российских.

Мученическую смерть за Христа принял и келейник преподобного Алексия Голосеевского – иеромонах Азария (в миру – Андрей Яковлевич Надточенко). Сын крестьянина села Кожаники Киевской губернии, он поступил в Киево-Печерскую Лавру 15/28 ноября 1898 года, уже будучи запасным надзирателем старшего разряда Киевской крепости артиллерийского склада. Послушание нес в Голосеевской пустыни: был свечепродавцем, клирошанином митрополичьего хора.

23 января 1907 года Андрея Яковлевича постригли в монашество с именем Азария. Спустя некоторое время после пострига отец Азария стал келейником старца Алексия (Шепелева). Более того – он стал послушником и ближайшим учеником преподобного. Ухаживал за ним во время болезни, ездил с ним на требы, помогал во время тайных постригов, совершаемых старцем. Так, в Великий четверг 1911 года он участвовал в тайном постриге в Межигорье послушницы Покровского женского монастыря Анны Сидоркиной. Отец Азария присутствовал на постриге и как келейник и как чтец.

15 июля 1919 года его рукоположили в сан иеродиакона, через четыре года – в сан иеромонаха. В конце 1920-х годов иеромонах Азария жил в Киево-Печерской Лавре, а с октября 1929 года стал скитаться по частным квартирам. Лаврские братия считали его своим духовным наставником и даже старцем.

В 1932 году власти отказали иеромонаху Азарии в праве жить в Киеве. В этом же году он был назначен псаломщиком в церковь с. Пуховка. В 1936 году власти храм закрыли, отец Азария еще некоторое время продолжал жить в Пуховке, в надежде, что местная община добьется открытия храма. После этого жил в пригородных селах, Белой Церкви, после чего переехал в Киев и жил там нелегально.
В 1937 году в отдел НКВД поступил донос, что отец Азария – в Киеве. В октябре того же года иеромонаха арестовали по дороге в Соломенскую церковь и отправили в Киевскую тюрьму. 2/15 октября по его делу начато следствие.

На допросах отец Азария заявил следующее: «Я действительно принимал участие с настоятелем Феофилактом Балацюком по подготовке к открытию в Пуховке церкви… Власть неправильно действует, зажимает религию, и вера находится под палкой. Я говорил, что народ должен поднять протест и не давать возможности к закрытию церквей». «Вел бродячий образ жизни и, находясь в окружении верующих и духовенства, полностью разделял антисоветские взгляды духовенства, т. к. был ущемлен соввластью, благодаря которой мне приходится скитаться и жить бродягой».

Через две недели по делу было составлено обвинительное заключение. Согласно протокола заседания «тройки» при Киевском облуправлении НКВД от 29 октября 1937 года, отец Азария обвинялся «в том, что среди верующих проводил к/р [контрреволюционную] агитацию, направленную против мероприятий партии и правительства. Подготовлял отсталую часть населения к выступлению с требованием открытия церкви». «Постановили: Надточенко Азария (Андрея) Яковлевича расстрелять. Лично принадлежащее ему имущество конфисковать».

В полночь 14 ноября 1937 года иеромонах Азария принял мученическую смерть за Христа в Киевской тюрьме.

Там же в полночь 20 января 1938 года был расстрелян лаврский игумен Алипий (в миру – Александр Афанасьевич Белоног), который, будучи послушником, более 10 лет нес послушания в Голосеевской пустыни, после чего его перевели в Лавру. На допросе 28 декабря отец Алипий заявил, что считает себя монахом с 1888 года до 1929 года «и с этого времени и на день моего ареста я был попом старославянской церкви – тихоновской ориентации». Отец игумен отверг обвинения в антисоветской деятельности, но на очной ставке подтвердил свои слова: «Церковь закрыли, но однако временно, придет время, когда откроют все церкви и даже построят там, где они были разрушены». За это высказывание и за совершение священнического служения отец Алипий был расстрелян.

21 марта 1938 года в 23 часа в той же Киевской тюрьме принял мученическую смерть за Христа и лаврский игумен Пафнутий (в миру – Петр Иванович Задериголова). В 1897 году, будучи еще новоначальным послушником, он тоже находился на испытании в Голосеевской пустыни.

Прочитано: 43 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*