Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава X. «ПУСТЫНЬ ИМЕНОВАТЬ СВЯТО-ПОКРОВСКОЮ»

0 комментариев | Обсудить
25.05.2012 | Категории: Глава №10

Итак, усердием владыки и насельников пустыни, обитель приобретала все более и более благоустроенный вид. В конце 1840-х годов на средства скитоначальника иеросхимонаха Моисея (Бокутовича, †1874) в Голосеево был построен еще один дом, который стал так и называться – Моисеевским. Вначале в этом доме он жил сам, а после его смерти в нем стали жить скитоначальники Голосеевской пустыни.

Следует отметить, что в XIX веке голосеевские скитоначальники менялись не так часто, как в предыдущем столетии, и в пустыни они «задерживались» дольше, чем их предшественники. После упоминаемых отцов Антония, Исаакия и Моисея, пустынь возглавляли иеромонах Ираклий, игумен Антипа (Чеховский, †1911), духовное чадо преподобного Парфения Киевского, отец Иаков, игумен Серафим (Черницкий, †1890), о котором будет рассказано позже, иеромонахи Иерофей, Антонин, Афоний и Афанасий. В среднем, каждый из них управлял Голосеевской пустынью в течение трех лет. Дольше всех это ответственное послушание нес игумен Серафим – около 14 лет.

Несмотря на то, что в XIX веке скитоначальники пустынь, приписанных к Киево-Печерской Лавре, были достаточно самостоятельны в управлении, но полной свободы не имели, и также во всем зависели от Наместника Киево-Печерской Лавры. Голосеевская пустынь, к тому же, имела и свой особый статус как летняя резиденция Киевских митрополитов.

Со временем в ней появился и дом для наместника, в котором останавливался, приезжая в обитель, наместник Киево-Печерской Лавры. Если же в Лаврской резиденции наместника велись ремонтные работы, то он жил в Голосеево подолгу.

Из всех строек в Голосеево того времени самой масштабной и многолетней было строительство каменной ограды Голосеевской пустыни.

Средства для этого предоставила знаменитая благодетельница монастырей и монашества – графиня Анна Алексеевна Орлова-Чесменская (в тайном постриге монахиня Агния, †1848). Анна Алексеевна была единственной дочерью генерал-аншефа, генерал-адъютанта Алексея Григорьевича Орлова. Начавший службу в лейб-гвардии Преображенского полка, Алексей Григорьевич сделал головокружительную карьеру, благодаря активному участию в дворцовом перевороте, который возвел на царский престол императрицу Екатерину II. Кроме того, А. Г. Орлов был и в числе убийц императора Петра III. Царица не осталась в долгу и возвела Алексея Григорьевича, его братьев и их последующее потомство в графское достоинство.

Граф А. Г. Орлов не занимал крупных должностей, но, тем не менее, оказывал большое влияние на государственные дела, поскольку его брат Григорий был фаворитом императрицы. В 1768-1769 годах Алексей Григорьевич разработал план военной экспедиции против Турции в Средиземном море, где с 1769 года командовал эскадрой русского флота. За победы у Наварина и в Чесменском сражении, в результате которых турецкий флот был уничтожен, а русский стал господствовать в архипелаге, граф получил орден Св. Георгия 1-й степени, и к его фамилии было присоединено наименование Чесменский.

Имя А. Г. Орлова-Чесменского связано и с похищением в Италии и насильственным заточением княжны Таракановой, предположительно, дочери императрицы Елисаветы Петровны. В 1775 году он вышел в отставку и поселился в своем имении. К тому времени он был одним из богатейших людей империи: императрица Екатерина II подарила ему огромные имения, которые были отняты у Русской Православной Церкви при секуляризации церковных земель.
После смерти графа в 1807 году его дочь стала наследницей огромнейшего состояния. Будучи, к тому же, красавицей и умницей, Анна Алексеевна привлекла к себе внимание многих высокопоставленных женихов. Казалось, ей обезпечено блестящее будущее и роль первой дамы при царском дворе. Но… Получив в 1817 году звание придворной камер-фрейлины, она отвергла все предложения о замужестве, отпустила крепостных крестьян на свободу и отправилась в паломничество по святым местам.

Будучи глубоковерующей, Анна Алексеевна скорбела о загробной участи своего отца. Не имея возможности сразу оставить светскую жизнь и удалиться в монастырь, а может быть, не имея на это благословения своего духовного отца, графиня стала подолгу жить в монастырях, особенно Новгородском Юрьеве монастыре, Киево-Печерской Лавре, где для нее были построены специальные келлии на Ближних пещерах, и в других обителях, которым щедро благотворила.

Графиня А. А. Орлова-Чесменская не оставляла без внимания и подвижников, и простых монашествующих, и послушников, у которых, без сомнения, просила молитв и о спасении своей души и о упокоении душ своего отца и родственников, которые прожили жизнь не по-Божьему. Преподобному Парфению, которого благодетельница посещала и в Лавре, и в Голосеево, она предлагала миллион, но старец не принял денег и благословил ей раздать их своими руками.

Тогда Анна Алексеевна пожертвовала около миллиона рублей на киевские храмы и обители, среди которых была и Голосеевская пустынь. Однажды митрополиту Филарету при графине высказали восхищение по этому поводу, но он резко возразил:

– Анна ничего не дала. Она только возвращает Церкви то, что ей принадлежало не по праву.

Услышав высказывание владыки, благодетельница поклонилась ему в ноги.

Преподобному Парфению графиня все же оставила пожертвование. Сначала Анна Алексеевна пыталась спрятать деньги в келлии старца, но не смогла утаиться. Батюшка велел келейнику их вернуть. Тогда госпожа Орлова-Чесменская оставила преподобному 15 тысяч рублей по завещанию. Старец немедленно отдал их для пропитания странников, приходящих в Киево-Печерскую Лавру.

Блаженный Феофил также любил Анну Алексеевну и называл ее просто − девицей, но не церемонился: заставлял мыть самую загаженную посуду, высыпал ей в подол всякий мусор, заставлял искать его в лесу. И все это графиня принимала с любовью и глубоким смирением. Скончалась она в Юрьевом монастыре монахиней Агнией.

На строительство и благоукрашение Голосеевской пустыни Анна Алексеевна жертвовала и деньги, и церковные предметы: паникадила, лампады и другое. Но самым ее большим вкладом в пустынь стало строительство каменной ограды. Ее проект сделал все тот же епархиальный архитектор П. И. Спарро, который лично осуществлял надзор и за строительством. Работу выполняли крестьяне Алексей Авдеев и Василий Сафонов. Строительство затянулось на долгий срок и было окончено уже после смерти владыки Филарета и графини-благодетельницы. Но, тем не менее, уже при начале ее строительства пустынь стала приобретать все более и более законченный вид.

В 1852 году по благословению святителя Филарета церковь во имя святого великомученика Иоанна Сочавского была переименована в честь иконы Божией Матери «Живоносный Источник». А в праздник Преображения Господня 1853 года владыка обратился в Духовный Собор Киево-Печерской Лавры с таким прошением:

«По древнему благочестивому обычаю блаженных предков наших иноческие святые обители большею частию называются по имени сооруженных в оных храмов Божиих. Посему приличным нахожу две принадлежащия Киево-Печерской Лавре Пустыни именовать во всех актах: первую Троицкою Китаевскою, а вторую Покровскою Голосеевскою…»
Духовный Собор утвердил это решение соответствующей резолюцией. Церковь переименовали. Это произошло за два месяца до кончины блаженного Феофила, Христа ради юродивого, несколько лет прожившего в Голосеевской пустыни…

Прочитано: 8 059 раз
Поделиться с друзьями
       

Отправить комментарий

*