Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава VIII. ДОМ ДЛЯ МИТРОПОЛИТА

1 комментарий | Обсудить
11.05.2012 | Категории: Богородичный монастырь, Глава №8

Еженедельно по пятницам на сайте монастыря будут публиковаться главы из книги «Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон», посвященные истории монастыря.

Глава VIII


ДОМ ДЛЯ МИТРОПОЛИТА

       
       Сооружение каменного одноэтажного митрополичьего дома с домовой церковью во имя преподобного Иоанна Многострадального, Печерского, началось в 1839 году. Это был год присоединения униатов Российской империи к Православной Церкви.
       
       Неизвестно, почему святитель Филарет решил дать своей домовой церкви именно это имя: причиной ли тому многострадальная жизнь самого владыки, или он осознавал необходимость для монашествующих пустыни особого небесного покровительства именно этого святого. Необычные, «стоящие» мощи преподобного Иоанна Многострадального, который в течение 30 лет боролся с блудной страстью и закопал себя по пояс в землю, чтобы не быть побежденным диаволом, привлекали к себе множество поклонников. Братия Киево-Печерской Лавры раздавала именитым паломникам Ближних пещер шапочки, освященные на мощах преподобного Иоанна. Кроме этого, и в Лавру присылали платочки или шапочки с просьбой освятить их на мощах Многострадального подвижника. Такие шапочки впоследствии были подарены и Цесаревичу Николаю Александровичу (будущему Царю-страстотерпцу Николаю Второму) и его брату – Великому князю Георгию Александровичу.
       
       К проектированию здания и «наблюдению о правильности и прочности работы» был привлечен киевский епархиальный архитектор Петр Иванович Спарро – выпускник петербургской Академии художеств, который украсил Киев многими строениями в стиле позднего классицизма.
       
       Торжественная закладка дома состоялась 18/31 июля 1839 года, в день памяти преподобного Иоанна Многострадального. Закладку производил сам владыка Филарет. Кирпичная кладка стен здания, которая выполнялась под руководством подрядчика – крестьянина Калужской губернии Кирилла Иванова, была в основном закончена уже к сентябрю. К внутренним работам привлекли плотничьих дел мастера – мещанина Никиту Найдукова, столярных дел мастера – киевского мещанина Петра Федоренкои печных дел мастера – крестьянина Орловской губернии Александра Кривцова.
       
       В сентябре 1839 года святитель Филарет вновь посетил Голосеевскую пустынь для благоустройства в ней скита: «благословил сделать забор дубовый… вышиной в 4 аршина от земли», приказав снести ветхую ограду. Скит оградили четырехугольно, сделав двое ворот: одни напротив алтаря старой церкви во имя святого Иоанна Сочавского, а вторые – напротив митрополичьего дома. Этим был закрыт сквозной проезд посторонним людям. Все ветхие избы и сараи были снесены.
       
       В 1840 году в домовой церкви приступили к работе резчики по дереву – киевский мещанин Кумаченко и лаврский штатный служитель Ильченко. Проект резного деревянного иконостаса для домовой церкви сделал тот же Петр Иванович Спарро, а иконы написали лаврские иконописцы, причем, святитель Филарет лично утверждал реестр икон.
       
       Иконостас получился необычным. Деревянный одноярусный, он был выкрашен  светло-голубой масляной краской и украшен позолоченной резьбой. На резных вызолоченных царских вратах располагались четыре полукруглые жестяные пластины с изображениями святых Архангелов Гавриила, Уриила, Иегудиила и Рафаила. По обе стороны от царских врат находились написанные на деревянных досках наместные иконы Спасителя и Божией Матери в рост. Под иконой Спасителя было изображение Отрока Иисуса, беседующего с книжниками в Иерусалимском храме. Под иконой Богоматери – «Бегство в Египет». Далее – с правой стороны находилась храмовая икона преподобного Иоанна Многострадального и под ней – икона пророка Даниила во рве львином, а с левой – преподобного Моисея Угрина в полный рост и под ней изображение «Предательство Иосифа братьями».
       
       На южной двери был изображен святой первомученик и архидиакон Стефан в рост, а над нею – образ преподобного Антония Печерского в рост. На северной двери был изображен преподобный Никон, игумен Печерский, в рост, а над дверью находился образ преподобного Феодосия Печерского в рост.
       
       Освещался храм с помощью двух медных посеребренных паникадил – с 12-ю свечами и с 10-ю свечами (дар графини Анны Орловой-Чесменской) – и лампадок. В центре храма стоял аналой с иконой преподобного Иоанна Многострадального, написанной на медной доске.
       
       Отделочные работы в домовой церкви велись несколько лет. Одновременно благоустраивались и митрополичий дом, и Голосеевская пустынь. В 1841 году по благословению владыки Филарета был снесен деревянный обветшавший келейный корпус, располагавшийся в саду, в восточной части скита. Вместо него построили одноэтажный каменный корпус, во всем подобный деревянному, в котором поселился скитоначальник Голосеевской пустыни иеромонах Исаакий с братией.
       
       Когда отец Исаакий возглавил немногочисленную Голосеевскую братию (всего восемь человек!), ему было 68 лет. В Киево-Печерскую Лавру он поступил уже в зрелом возрасте – в 43 года. Вначале нес послушание на просфорне, затем стал ее смотрителем, после чего уволился из обители для поклонения Гробу Господню. Вернувшись из Иерусалима, проходил послушание при Успенском соборе, затем – на Лыбедском подворье, откуда после пострига в 1821 году его переместили в Киево-Печерскую Лавру. Монах Исаакий стал пономарем Успенского собора. Через два года ему определили новое послушание – приставника по собиранию кружечных сборов. В 1824 году отец Исаакий был рукоположен в сан иеродиакона, а спустя три года – в сан иеромонаха. В мае 1833 года он стал блюстителем Дальних пещер, а через три месяца к этому послушанию добавили духовничество. В декабре 1834 года иеромонаха Исаакия перевели блюстителем Ближних пещер, а через три года он получил свою первую награду – набедренник. Награду вручил сам владыка Филарет в праздник Воздвижения Животворящего Креста Господня.
       
       В августе 1838 года иеромонаха Исаакия назначили начальником Больничного монастыря при Киево-Печерской Лавре. Но это многозаботливое послушание оказалось не по силам болезненному 67-летнему старцу. В Больничном монастыре среди братий начались безпорядки − и дело дошло до митрополита Филарета.
       
       Владыка внимательно исследовал обстоятельства. Отец Исаакий был благочестивым и уважаемым старцем, который в течение 24 лет добросовестно трудился в святой Киево-Печерской обители. Поэтому святитель Филарет не стал удалять его на покой, а назначил скитоначальником Голосеевской пустыни, «где, – как говорится в его личном деле, – он с честию может начальствовать…».
       
       По воле Божией при начальствовании иеромонаха Исаакия в Голосеево был построен дом митрополита, братский корпус и некоторые хозяйственные пристройки.
       
       В 1841-1843 годах в южной части скита были построены еще два каменных здания: братской трапезы и кухни при ней. Кроме этого, с правой стороны настоятельского дома были перестроены деревянные келлии, разобраны и перенесены на новое место еще несколько старых келий, для колодца, находящегося в саду, устроен дубовый сруб с шатром. Появились и новые постройки хозяйственного назначения. То есть были созданы все условия для проживания братий. После этого иеромонах Исаакий попросился на покой в Китаевскую пустынь, а на его место был назначен игумен Григорий (Гречка, †1848).
       
       В июне 1846 года климовский мещанин Иван Харев произвел позолоту иконостаса домовой церкви лаврским сусальным золотом. После того, как здание полностью было готово для проживания и совершения в нем богослужения, небольшая территория вокруг него «была обведена палисадником…покрашенным медянкою и белилами… красильщиком киевским мещанином Антоном Крусу».
       
       Церковь в юго-восточной части здания, кабинет митрополита, спальня, гостиная, гардероб и еще несколько келлий  жилого и служебного назначения… Так выглядел митрополичий дом изнутри. В нем владыка Филарет останавливался каждую весну и лето, покидая его только во время великих праздников. Службы в домовой церкви начинались только с приездом митрополита: как правило, их совершал духовный отец владыки – иеросхимонах Парфений – единственный в то время священник, имевший право совершать Божественную Литургию ежедневно даже в Великом посту, когда ежедневных Литургий нет. Здесь же служил и владыка. Утром, после Литургии, они вдвоем совершали прогулки по голосеевскому лесу, читая по очереди Псалтирь наизусть. Иногда эти «молитвенные» проходки совершались до Китаевской пустыни и обратно( тогда к участию в прогулках привлекались и старцы Китаевской пустыни). За время прогулки святитель Филарет и преподобный Парфений успевали прочесть Псалтирь полностью.
       
       Весной и летом владыка принимал гостей в митрополичьем доме в Голосеево. Среди них было немало известных духовных и светских лиц, благодетелей Киево-Печерской Лавры и Голосеевской пустыни, которые, вероятнее всего, посещали и службы в домовой церкви. Так, в 1850 году преподобный Макарий Оптинский (Иванов) и послушник Иван Антимонов (будущий преподобный Исаакий Оптинский), посетившие Киев для поклонения святыням, побывали и в Голосеевской пустыни. Они хотели встретиться с владыкой. Перед встречей гости из Оптиной молились в домовом храме за Божественной Литургией, после чего беседовали с митрополитом Филаретом и взяли у него благословение на обратный путь.
       
       В алтаре домового храма святитель Филарет хранил свой гроб, который был сделан из того же кипарисового дерева, что и раки для Преподобных Киево-Печерских. Его примеру последовали и другие голосеевские насельники: в частности, скитоначальник иеросхимонах Моисей хранил гроб в своей келлии за занавеской, о чем знали немногие близкие ему люди.

 

Предыдущая глава       Содержание       Следующая глава

       

Прочитано: 16 172 раз
Поделиться с друзьями
       

Комментарии (1) на "Богородичный Голосеевский монастырь: Русский Афон. Глава VIII. ДОМ ДЛЯ МИТРОПОЛИТА"

  1. [...] БЛАГОЧЕСТИВЫЙ… 8. Глава VII. «ВОТ – МОЯ ПУСТЫНЯ!»… 9. Глава VIII. ДОМ ДЛЯ МИТРОПОЛИТА 10. Глава IX. ПОКРОВСКАЯ ЦЕРКОВЬ 11. Глава X. «ПУСТЫНЬ [...]

Отправить комментарий

*